Я упала на пол, пытаясь отбиться от пальто, но оно обвилось вокруг тела, и я оказалось спелёната по рукам и ногам. Сани спокойно обошла меня, закрыла входную дверь. Суетливая тётка исчезла и появилась Сани настоящая – уверенная в себе женщина, посмотревшая на меня с усмешкой превосходства и жалости.

- Что за?! – вырвалось у меня. Во-первых, полтергейст оказался настоящим, а, во-вторых, моя клиентка совсем не выглядела жертвой. И вообще, жертва тут я.

- Ты на самом деле медиум, - улыбнулась она.

Пальто сдавило меня ещё сильнее, и я испугалась. До сих пор мне удавалось избегать передряг. Сани ушла вглубь квартиры, оставив меня наедине с взбесившимся предметом гардероба. Выпутаться из плотного кокона не получалось, я заставила себя перестать дёргаться. Кричать и звать на помощь я даже не попытаюсь, потому что лучше сидеть тихо без шерстистого рукава во рту.

Сани появилась минут через пять, оглядела меня и радостно улыбнулась:

- Знаешь, Берг замечательный город. Когда-то здесь всем заправляла община магов, которые, редкость, относились к разным школам, но их всех объединяла работа со смертью в том или ином виде.

- Ты из этой общины? – решила уточнить я.

Если я залезла на чужую территорию, то всё не так страшно: извинюсь, причём искренне, и уеду.

- Была, - кивнула она, - Только, увы, кое-кто из наших решил, что он умнее остальных. На самом деле оказался в дураках, и нас подставил. Охотники о его выходках узнали раньше, чем мы, приехали, навели шороху. В общем, считай, общины больше нет: основные игроки мертвы, кое-кто спасся бегством, остались единицы. Знаешь, что я практикую?

Я помотала головой.

- Ритуальную магию со спиритическим уклоном, - Сани продолжала улыбаться.

- Зачем ты мне об этом рассказываешь? – спросила я.

- Во-первых, проверяю тебя. Знай ты что-нибудь о магии, ты могла бы бороться, защищаться. Но в твоих глазах ни капли понимания, значит, мне не придётся беспокоиться о возможном сопротивлении. А во-вторых, я расскажу тебе, что собираюсь сделать, чтобы ты боялась.

- Страх ослабляет естественную защиту.

- Именно, - рассмеялась она.

Я не уверена, что рассказ меня напугает, но раз Сани уверена, не вижу смысла её разубеждать, тем более, что мне хочется знать.

- Вампиры зашуршали, хотят установить контроль над городом. А вот фиг им. Я собираюсь восстановить общину.

- Хочешь, чтобы я присоединилась?

Сани расхохоталась:

- В некотором роде. Я собираюсь воспользоваться твоей связью с миром духов как коридором. Мне нужна маленькая, удаленькая армия полтергейстов.

Что же, она была права. Мне стало дико страшно.

- Да-да, ты всё верно поняла. Пара сотен послушных мне духов пройдёт через тебя ко мне.

Я непроизвольно задёргалась, а Сани, довольно улыбаясь, вновь ушла вглубь квартиры.

Я мало знала о магии, тем более о ритуальной. Она мне представлялась чем-то вроде уродливого костыля. Люди, не имеющие дара, пытались компенсировать его отсутствие ритуалом. Должна признать, что успеха они добивались, но никогда не могли угнаться за обладателями способностей от рождения. Вот теперь я увидела разницу и поняла, насколько я была неправа.

Медиум лишь общается с духами, Сани собиралась ими повелевать, делать то, чего я не смогу ни при каких условиях. Но с её слов получалось, что я бы тоже могла практиковать подобную магию. Дар, усиленный ритуалом. Нет, думать не хочу, слишком это жутко.

Сани превратит меня в коридор для духов. Чужие личности, проносящиеся через моё сознание и тело, одна за другой, толпами, десятками, сотнями. Это хуже смерти. Персональный ад, затем сумасшествие, а под конец меня не останется, будет выжженная изнутри оболочка.

Я почти не обращала внимания на Сани, пытаясь вырваться, но ведь знаю, что полтергейста не победить. Сани вышла из кухни с клеёнкой в руках.

- Для ритуала я положу тебя на кровать, - пояснила она, - Клеёнка понадобится, чтобы не запачкать бельё, когда у тебя мозг станет вытекать ушами, - она грустно вздохнула, словно эта перспектива её огорчала.

От вида клеёнки меня начало трясти, но я всё ещё старалась сохранять ясную голову:

- В магазине видели, что я ушла с тобой.

Сани скептично фыркнула:

- Залётный медиум не пришёл на бесплатную встречу. Тот мальчик решит, что ты нагрела меня на кругленькую сумму и поспешила покинуть Берг.

Она была права. Сани снова исчезла из моего поля зрения и позвала откуда-то из комнаты:

- Сюда!

Поднимать меня в воздух полтергейст то ли не мог, то ли не стал. Кокон из пальто со мной внутри поволокло по полу. Мне оставалось только напрячься и приподнять голову, чтобы не ударяться о пол или углы.

- На кровать её, головой ко мне, - скомандовала Сани.

Я успела увидеть белый потолок, кремовые обои с золотистым разводом, стол с книгой на нём, ещё не зажженные свечи. Пальто дёрнулось, поднимая меня за ноги. Я невольно вскрикнула, и тут же рукав оказался у меня во рту. Теперь я могла только мычать. Я больше не сдерживалась: рычала, дёргалась, по лицу побежали слёзы. Никогда не чувствовала себя такой беспомощной. Соображать я перестала, остался только страх.

Меня вздёрнуло кверху, головой вниз, протащило над кроватью и отпустило. Пальто продолжало меня удерживать, так что я оказалась лежащий ровно там, где хотела Сани. Я была готова начать её умолять, но рукав по-прежнему закрывал мне рот.

- Ну, деточка, - Сани потрепала меня по щеке и расправила клеёнку под головой, - Вот, теперь ты ничего не запачкаешь.

Сани отвлеклась от меня. Я ревела, вырывалась и косила взглядом на ту, что сейчас начнёт меня убивать. Сани расставляла на полу свечи, но не зажигала. Она принесла маленький раскладной столик, накрыла его чёрным бархатом. Заметив, что я за ней неотрывно наблюдаю, подмигнула.

Она ненадолго вышла и вернулась черепом, который водрузила в центр стола.

- Это Лили, - представила она мне черепушку, - Тоже медиум. При жизни.

Из кармана Сани извлекла жестяную банку:

- Это тоже Лили. Всё кроме головы я истолкла в порошок.

Сани снова вышла и вернулась с стеклянной миской и бутылкой растительного масла. Сначала в миску была насыпана белая пыль. Жестянка отправилась обратно в карман. Сани налила в плошку масло и тщательно перемешала. Кажется, я знаю, что будет дальше.

Сани присела на кровать и щёлкнула вымазанным в смеси пальцем мне по носу и осторожно провела по щеке, словно утешая. Лицо у неё сделалось, как у художника, захваченного вдохновением. Сани намазывала мне лицо маслом с истолчёнными костями человека. Лили она тоже убила?

Мне хотелось увернуться от её рук, от частичек трупа, но полтергейст не позволял даже шелохнуться. Интересно, я всё же попытаюсь дёргаться, есть шанс, что пальто меня задушит, и мне не придётся становиться коридором? Вряд ли.

Теперь лицо у меня было не только зарёванным, но и грязным. Масло в плошке кончилось, и Сани встала с постели.

- Сейчас я отнесу на кухню лишнее, вернусь и мы начнём.

Сани вышла, а меня просто корчило от страха. Я не хочу быть коридором. Лучше убить себя, только, спелёнатая, я даже этого не могу. Страх ломает естественную защиту медиума. Смогу ли я не поддаться Сане? Исключено. Мне не пересилить ужас. Одна только клеёнка, на которой скоро будут мои мозги…. Даже если я справлюсь со страхом, Сани всё равно победит, потому что природные способности против чётко выстроенного ритуала не помогут.

Но я просто должна хоть что-то предпринять, а единственное оставшееся при мне – это те самые способности.

Сани вошла в комнату, как раз когда я приняла решение бороться вопреки всему. В руках она вертела зажигалку. Пока она зажигает свечи, у меня есть минута. Я закрыла глаза и потянулась к миру духов. На самом деле никакого отдельного мира нет, просто я так воспринимаю: нечто серое, то светлее, то темнее, выпуклое, очень мягкое и шероховатое. И в этом нигде существуют духи.

Я с ними общаюсь, ничего больше. Дух может не ответить, соврать, а я ничего не могу с этим поделать. Даже не факт, что я дозовусь до нужного мне духа.

Меня окружало серое пространство, чуть вдалеке я увидела полупрозрачного человека, одетого во фрак. Дух неизвестного, умер в парадной одёжке. Он на меня не взглянул и скрылся. Сейчас они меня заметят, и кто-нибудь обязательно захочет поболтать, но мне нужна ведьма или колдун, который способен помешать Сани.

Я сосредоточилась на том, кого хочу увидеть. Это что-то вроде крика о помощи, обращённого к мертвецам. Вокруг меня заскользили полупрозрачные люди. Они были точно такими, как в день смерти. Рядом собирались мужчины, женщины, пришла девочка лет пяти с кривыми косичками, две старухи, один безногий на инвалидной коляске.

- О, поглядите-ка, к нам живая пожаловала.

Иногда они бывают недружелюбны. Если уж говорить точно, то духи – это просто память о некогда жившей личности, фотография личности, сделанная в момент смерти. И далеко не все люди дружелюбны, далеко не все готовы безвозмездно помогать.

- С чем пожаловала? – продолжала седовласая морщинистая невероятно сухонькая обладательница белого платья в мелкий зелёный горошек.

Говорить, что меня хотят превратить в коридор нельзя, потому что духи наверняка захотят вырваться в мир живых. Я ответила полуправду:

- Женщина, практикующая магию со спиритическим уклоном, хочет через меня добраться до вас и подчинить. Ритуал вот-вот начнётся. Помогите.

Вредная старушка приблизилась ко мне и усмехнулась:

- Чтобы вмешаться в ритуал нужен кто-то, владеющий магией.

- И умеющий работать именно с ритуалами. Школ магии полно, и не от каждой будет толк, - добавила я.

Старушка закивала так, словно я прошла экзамен, но выдавать мне приз она не спешила:

- Я ведьма, но я не смогу тебе помочь.

Я хотела спросить, ведьма она по жизни или говорит только о своём даре, но инстинкт самосохранения заставил молчать.

- Я могу найти того, кто тебе поможет, уговорю тебе помочь. Что я с этого буду иметь?

- У меня нет времени торговаться.

- Тогда тебе лучше согласиться на любую цену.

Я примерно знала, чего она может захотеть, и ни сколько не сомневалась, что это из серии того, что я делать не захочу, но ведьма права: выбора у меня особо нет никакого. Я посмотрела на неё вопросительно, пусть озвучит цену, но она исчезла.

- Девушка, - обратился ко мне инвалид, - вы не могли бы передать моему сыну….

Нет, не могу. Потому что этот самый сын вызовет полицию, скорую или просто поставит мне фингал под глаз в зависимости от того, насколько скверный он тип. А главное, сын мне не поверит. И вообще, я не почтальон и не разносчица телеграмм с того света.

- Как тебя зовут, давай поиграем? – сказала мне девочка.

Отвечать, к счастью, никому не пришлось. Вернулась ведьма в сопровождении мужчины лет пятидесяти. У него были залысины, поросячьи щёки, пивное брюшко, обтянутое серым свитером, как барабан. Мужчина разглядывал меня так, словно собирался покупать и пытался решить, стою ли я запрошенной цены. Он должен был меня спасти, а я….

- Я тебе помогу, - осклабился он, - а потом ты сводишь меня…. Ты дашь мне выбрать, где именно мы посидим. Я хочу солёного огурца и сало с чесноком на чёрном хлебе. Ты согласна?

Я кивнула и уточнила:

- У меня сегодня запланирована лекция на вечер. После неё, договорились?

Мужчина кивнул и хотел сделать шаг ко мне, но ведьма его остановила:

- Мои услуги несколько дороже, - сказала она, - Но я тоже хочу в мир живых. Я хочу целый день. Я поняла, что ты медиум, и у тебя клиенты. Я согласна подождать.

- Обещаю, - твёрдо произнесла я, и это старушка совершенно пакостно улыбнулась.

- Эй, мы тоже хотим! – заголосили все они разом. Мужчина в инвалидном кресле снова попытался говорить со мной о сыне, девочка-пятилетка подошла и подёргала меня за руку, желая привлечь внимание. Ко мне шагнуло сразу несколько женщин. И все духи говорили, говорили. Они просили, требовали, угрожали. Они желали обратно. Они желали пожить хоть чуток.

Я хотела от них отступить, но была окружена. Ведьма рассмеялась, я бросила на неё негодующий взгляд. Моё время истекало. Ведьма отпустила руку мужчины, и он шагнул ко мне. Одного его рыка хватило, чтобы другие чуть попятились. Он посмотрел на меня и раскрыл руки для медвежьего объятия.

Я медиум, я проводник в мир живых. Я обожаю, когда достаточно просто поговорить с духами в их мире. Я терплю, когда духи проявляются в мире живых, становясь полтергейстом или приведением. Я ненавижу, когда не избежать слияния. Тогда дух заполняет меня, как вода сосуд. Вся беда в том, что дух перехватывает у меня управление телом. Обычно это длится меньше часа, да и очень большим усилием я могу духа выкинуть из себя, но всё же. Ненавижу.

Мы открыли глаза. Мужчина действовал – я наблюдала. Он посмотрел на Сани и счёл её вполне пригодной для знакомства на ночь. Я мысленно взвыла: мне достался любитель алкоголя и лёгких связей.

Свечи уже горели и стояли на местах. Сани закончила с подготовкой и бросила на меня удивлённый взгляд:

- Ты уже не боишься? С чего бы? – но это её не озаботило по-настоящему. Она положила руки на череп, и мне показалось, что по коже, в тех местах, где Сани нанесла мне масло с растёртыми в порошок костями скелета, завозились черви.

Я мысленно спросила, у владевшего моим телом духа, не пора ли ему начать колдовать, он со смехом сообщил, что магией не владеет, а про ритуалы не знает ровным счётом ничего.