Вчера мне исполнилось двадцать семь лет. Об этом я узнала случайно – увидела сегодняшнюю дату в счёте, когда расплачивалась с улыбчивым официантом за сырники и чашку зелёного чая. Если он и считал, что в кафе я оставила преступно мало денег, то никак этого не показал.

С днём рождения меня не поздравил ни один гад. Впрочем, ожидаемо. Я законченная одиночка. А ещё я медиум.

Зарабатываю на жизнь, развлекая публику спиритическими сеансами. Ненавижу свою работу. В этот раз мне предстояло побыть клоуном перед жителями Берга. Я приехала ранним утром на междугороднем автобусе и первым делом отыскала кафе, где можно дёшево позавтракать. О городе я знала только одну вещь: его население составляет триста двадцать тысяч человек. Для меня это значит, что найдутся чудики, готовые дать мне денег за общение с духами.

Я подумала, не попросить ли мне ещё и чай с собой, но махнула рукой, деньги нужно экономить. Я решила, что делами займусь ближе к полудню. Утро выдалось слишком свежим и прекрасным, чтобы портить его спиритизмом. Я брела по улицы, рассматривая горожан, и мне стало горько. Очень давно я всего лишь наблюдатель, а моя жизнь пуста и однообразна.

Когда-то мне казалось, что дар – это здорово. Я стала его развивать. А потом выяснилось, моим близким и друзьям Марина-медиум не нужна, они хотят общаться с просто Мариной. Иными словами, их интересовала не я, а вписывающаяся в стандарты оболочка. Я с ними со всеми порвала.

Завидев парк, я решительно прошла в ворота и свернула на боковую аллею. Хочу убраться подальше от людей, чтобы они окончательно не испортили мне утро. Аллея казалась достаточно запущенной для моего настроения, вдоль неё росли неухоженные кустарники, цветов вовсе не было. Лавочка в этом запустении показалась абсолютно неуместной, точно так же, как скульптура. У неё даже название было: «Валькирия пронзает копьём молодого воина».

Я хмыкнула. Лично мне копьё валькирии больше напоминало здоровый нож, а воин как-то совсем не походил на воина. Как по мне, так выражение лица, как у него, присуще исключительно жертвам.

Я опустилась на шероховатую лавку с давно облупившейся краской и подставила лицо солнечным лучам. Переезд меня утомил. Небольшие города и крупные поселения сменялись друг за другом, сливаясь в безликий размытый фон. Осталась лишь бесконечная дорога. Я приезжала в город, проводила спиритические сеансы, уезжала в следующий. И так будет, когда мне исполнится сорок семь, шестьдесят семь. А вот когда я подойду к рубежу, осяду в каком-нибудь приюте.

Что же, утро я испортила себе сама. Я поднялась с лавочки, отряхнула джинсы, поправила сумку на плече и двинулась к выходу их парка. Самокопание до добра не доведёт, лучше переключиться на дело. Меня интересовал магазинчик эзотерических товаров. Такой я нашла, причём неожиданно быстро.

Толкнув дверцу, я вошла. Шкафы с книгами, полки со всякой всячиной, полумрак. Ничего стоящего я не заметила. Это один из миллиона попсовых магазинчиков, эксплуатирующих оккультизм и не имеющих к нему никакого отношения. Когда приходишь в магазин, который держит кто-то обладающий даром, это бросается в глаза. Такой хозяин обязательно поставит у входа что-то, что даст понять другим сенсам, что он свой.

Я прошла к прилавку, за которым сидел парень моего возраста. Он был одет в джинсы, серую футболку, под его глазами пролегли тени. Мне он улыбнулся, но как-то нерадостно:

- Здравствуйте, чем могу помочь?

Я скользнула взглядом по прилавку. Из-за меня парень отложил детектив в мягком переплёте, заложив страницу шариковой ручкой. И положил он его сверху на толстую тёмно-зелёную книгу, на обложке которой стояло одно единственное слово – «Травник».

- Составитель Аманда Лериус? – уточнила я.

Парень пожал плечами, но послушно открыл травник в поисках ответа на мой вопрос.

- Она самая.

Это было странно. Книга была не просто стоящей, а очень и очень стоящей. Её хотела бы иметь каждая уважающая себя ведьма. Почему она на прилавке, а не на стенде у входа? И почему парень о ней не знает? Такая книга не могла попасть в руки просто так. Скрывать, что я медиум, я не собиралась, так что вопрос, который напрашивается, я смело озвучила:

- Такому сокровищу либо в сейфе лежать, либо у входа посетителей привлекать?

- А она привлечёт? – со смехом спросил парень.

- Нет, - ответила я правду.

- На самом деле вы угадали, - кажется, парень мной немного заинтересовался, - Моя тётя держала её на тумбочке прямо перед дверью в магазин.

- А почему убрала?

По лицу парня пробежала тень, улыбка исчезла.

- Не знаю. Последние два года я жил не в Берге. Когда я приехал, книга вообще лежала в служебном помещении на полу. Я принёс сюда. А тётя… она погибла.

- Мои соболезнования.

Вот и ответ на мой вопрос. Ведьмы больше нет, магазин превращается в склад сомнительных сувениров.

- Там что-то странное произошло. Погибли она и её совладелица, магазин полностью перешёл ко мне. Но, знаете, я не смогу вам ничего подсказать, - он мотнул головой на товар, - Я в этом не разбираюсь совершенно.

- И не верите, - подсказала я с улыбкой.

- Нет, - согласился он с облегчением, но тут же нахмурился, - А вы?

- А я зарабатываю на жизнь тем, что я медиум. Не волнуйтесь, я одинаково хорошо умею разговаривать и с теми, кто верит, и с теми, кто нет. На самом деле я пришла сюда с коммерческим предложением.

- Да? – парень снова заинтересовался.

- Шоу из серии «только сегодня и только для вас медиум Марина призовёт духов» в вашем магазине. Я проведу бесплатную встречу с любопытствующими, на которой расскажу про спиритизм и во всей красе покажу ваш товар. Желающие заплатят денежку за сеанс. Выручка пополам.

Парень моргнул. Моё предложение застало его врасплох. Он взъерошил волосы пятернёй. В полумраке они казались тёмными, но сейчас я заметила лёгкую рыжину.

- Даже не знаю…, - протянул он.

- Вы ничего не теряете, - пожала я плечами.

- Я собирался избавиться от товара, а начать продавать что-то нормальное…. Только просто так выкинуть этот хлам не получается, слишком много денег стоит.

- Вот я и помогу его продать. У магазина есть сайт? Давайте повесим объявление: «Вся правда о спиритизме от медиума Марины, вход на встречу свободный». Такое же на окно и на дверь, а?

- Почему я должен вам доверять? – спросил он.

- То, что в магию вы не верите, мы уже поняли. О чём вы спрашиваете?

- Где гарантия, что вы проводите именно спиритические сеансы? Что вы не мошенница?

Я просто перечислила несколько магазинов, где выступала и предложила посмотреть анонсы на их сайтах, фотоотчёты о встречах, а ещё предложила позвонить в эти магазины и спросить.

Парню хватило картинок. Он согласился и, наконец, представился – Игнат.

Объявление о встречи с медиумом появилось сначала на сайте, а потом и в окне магазина, на двери, на стене около прилавка. Игнат, прицепив последнее скотчем, обернулся ко мне:

- Можно личный вопрос?

- Обещаю не обижаться, но не обещаю ответить.

Игнат понимающе кивнул:

- Ты на самом деле веришь, что ты медиум, что можешь общаться с духами?

- Да, верю.

Секунды две Игнат взвешивал мой ответ. Он ему не понравился.

- Тётя тоже верила, что она ведьма, - сказал он.

Думаю, тётя и была настоящей ведьмой, судя по травнику, но я оставила своё мнение при себе. Духи похожи на чёрных лебедей: когда-то считалось, что лебедь бывает только белым, потом учёные встретили чёрную особь, убедились, что дело не в краске и изменили мнение, с духами та же история, встретил первого, и вопрос решён положительно.

Я ещё раз прошлась по магазину, рассматривая товар. Я хоть и медиум, но своей доски для сеанса у меня нет, всегда одалживаю в магазинах, где выступаю. У меня, если честно, вся собственность помещается в сумку: одежда на смену, свитер, кроссовки, куртка, документы, деньги, костюм для выступлений и ни единого оккультного прибамбаса.

- У тебя уиджа есть? – окликнула я Игната.

- Что? – вытаращился он.

- Уиджа, - повторила я, но понимания на лице парня не появилось, пришлось пояснять, - Спиритическая доска.

- Слева посмотри. Уиджа. Это же надо, - покачал он головой, возвращаясь к детективу.

Я обнаружила доски в дальнем углу. Их было всего три: деревянная чёрная, деревянная светло-ореховая, пластмассовая белая. Излишнюю театральность я ненавижу, так что выбор пал на орех. Я снова посмотрела на Игната.

- Ты не хочешь подготовиться к лекции?

- А что нужно? – удивился он.

- Как минимум перечень лабуды, которую я буду рекламировать и сцена.

Последнее Игнату совсем не понравилось. Я вздохнула и пояснила:

- Во время лекции я должна стоять за столиком, где будет лежать товар, а клиенты должны сидеть.

- Аааа….

Детектив снова был отложен. Игнат без раздумий отошёл к уголку с диванами и креслами и занялся лёгкой перестановкой мебели. Я не стала мешать и в очередной заход пошла мимо полок. Не люблю впаривать пустышки, но что поделать, если люди хотят верить в чепуху. Особенно неудобно становится, когда на встречу приходит кто-то одарённый и сведущий.

- Вот! – крикнул Игнат, - Подойдёт? Я ещё стулья принесу.

- Отлично. Тогда до вечера. Приду где-нибудь за час до «Встречи с медиумом».

Игнат кивнул, возвращаясь за прилавок.

Внезапно распахнулась дверь, и в магазин вбежала всполошенная женщина лет пятидесяти с намертво залаченными кудрями, кофта на ней перекосилась из-за неверно застёгнутых пуговиц.

- Она здесь? – выдохнула женщина, подлетев к Игнату. Снова мальчику не дают читать. Я усмехнулась и, уже догадываясь, о ком женщина спрашивает, вернулась к прилавку.

- Кто?

- Она, медиум, Марина?

- Это я.

Женщина резко обернулась, хватаясь за сердце.

- Слава богу, вы-то мне и нужны.

Я молча подхватила её под локоть и отвела её к дивану. Женщина грузно плюхнулась, сцепила руки в замок, подалась ко мне, уставившись неожиданно тяжёлым, умоляющим взглядом. Я устроилась напротив. Женщина тяжело выдохнула и сказала:

- Понимаете, около полугода назад у меня в квартире завёлся полтергейст. Помогите пожалуйста.

Бывает, но это не помешало мне посмотреть на неё скептически. Хотя при моём образе жизни лишнего заработка не бывает.

- Вы уверены, что это именно полтергейст?

Женщина активно закивала, но объяснять ничего не пожелала.

- Вы уверены, что это не проклятье, не барабашка….

- Это полтергейст, - уверенно произнесла моя собеседница.

Я кивнула.

- Чего вы хотите?

- Избавиться от него. Никакого покоя от него нет, понимаете?

Да, настоящие полтергейсты бывают порой очень докучливыми, так что я вполне понимала, но по-прежнему не была уверена, что имею дело именно с ним, а не с богатым болезненным воображением женщины.

- Я предлагаю следующее, - сказала я, - Сейчас мы идём и смотрим вашу квартиру. Дальше я скажу, могу ли я что-то для вас сделать. Сразу предупреждаю, что для меня это будет работа. А всякая работа должна соответственно оплачиваться.

Женщина спросила:

- Сколько?

Я пожала плечами:

- Мне нужно сначала всё увидеть. Знать заранее, способна ли я вам помочь, или нужен другой специалист, я не могу. За осмотр денег не беру, - улыбнулась я.

Женщина подскочила с дивана, готовая схватить меня за руку и волочь за собой. в последний момент она опомнилась и смущённо хихикнула. Мы вышли из магазина. Перед тем как выйти я оглянулась. Игнат читал и не обращал на нас никакого внимания. Если он будет продолжать в том же духе, то магазин обанкротится, и не будет иметь никакого значения, что именно за товар продаётся, эзотерический или нормальный.

 - Я Марина, вы знаете. А вас как зовут?

- Ох, извините. Я Алесандра, но зовите меня просто Сани.

Я растянула губы в бессмысленной улыбке. Пятидесятилетняя тётя просит звать её Сани, как мило. Что-то не верю я, что у неё полтергейст, скорее проблемы с восприятием мира или с головой.

Сани приехала на машине. Я успела понять, что это синяя иномарка, довольно старая. Сани открыла для меня дверцу. Это радушие, чтобы я непременно согласилась? Вот уж дудки. В некоторых вопросах я щепетильна донельзя: я никогда не лгу о духах. Но дело не в морали, просто важный элемент техники безопасности. Можно заиграться и сойти с ума.

Я забралась на переднее сидение, и Сани захлопнула за мной дверцу. Машину она чуть ли не обежала. Она нравилась мне всё меньше. Хотелось назвать Сани истеричкой, помешанной на оккультизме. Плохое сочетание, даже опасное. Думаю, я согласилась напрасно. Впрочем, был ли у меня выбор. Откажись я – она бы наверняка потрудилась испортить мне встречу и рассказала всем и каждому, что я шарлатанка.

- Сани, не надо превышать скорость, - твёрдо сказала я, когда поняла, что правила дорожного движения мало беспокоят мою клиентку.

- Извините, - выдавила она.

Дальше мы ехали в молчании. Сани сосредоточилась на том, чтобы не гнать, а я размышляла, как лучше успокоить женщину. Скажу, что без ведьмы её проблему не решить. Только сначала нужно аккуратно выяснить, к кому Сани уже обращалась.

Чтобы доехать до дома, где жила женщина ушло чуть больше получаса. Это оказался ничем не примечательный пятиэтажный дом с детской площадкой во дворе. Сани направилась ко второму подъезду, то и дела оглядываясь, проверяя, иду ли я за ней. Я шла.

Лифта не было, и мы пешком поднялись на третий этаж. Сани вынула из кармана ключи и попыталась открыть дверь с номером двадцать три. Рука её дрожала, и ключ никак не попадал в замочную скважину. Мы такими темпами сто лет провозимся.

- Сани, разрешите помочь?

- Спасибо.

Женщина отдала мне ключ. Я щёлкнула замком, вернула ключи владелице, нажала на ручку и открыла дверь. В квартиру я шагнула первой. Тотчас шкаф распахнулся, из него вылетело зимнее пальто, и до того, как я сообразила что-нибудь предпринять, оно нахлобучилось мне на голову.