Лис всё больше меня раздражает.

- Алан.

- Выбирай, Тина. Поединок или отпусти меня и Дирка со мной.

Алан насмешливо фыркнул, глядя на меня сверху вниз, и вышел из кухни, протолкнувшись мимо Сева. Почему-то его ненависть не помешала ему протискиваться мимо вампира. Повисла тишина, и я заметила, что Дирк тихонько бодает мою коленку. Я опустила руку, и потрепала его по волосам.

Я посмотрела на Сева, и под моим взглядом вампир почему-то опустился на колени:

- Мастер, я всегда брал у Алана из запястья, прокусывал кожу и пил, никогда не подчинял его, не притрагивался, не делал дополнительных повреждений, - с каждым словом Сев говорил всё быстрее.

- Я знаю, - ответила я, прерывая словесный поток, - Сев поднимись на ноги, ты тут вообще ни при чём. Я разберусь с Аланом, не переживай.

Сев поднялся, как я велела, но от него продолжало разить неуверенностью. Я качнула головой.

- Дирк, помоешь посуду? – Дирк бы и без моих указаний всё сделал, но я дала распоряжение, и он сосредоточился на его выполнении, эмоции отошли на задний план. Я выбралась из-за стола, сосредоточилась на секунду, проверяя, что Римус всё ещё в подвале, и пошла к нему. Даже интересно, какие он преподнесёт сюрпризы. Сев скользнул за мной, как моя тень.

Я хотела идти в подвал, но Сев меня остановил. Выступив из-за плеча, он молча указал мне на диван в холле. Ну да, хозяева к подчинённым не бегают. Я послушно устроилась на диване, размышляя, кого послать за Римусом. Сев проявил инициативу. Он отступил от меня, поклонился, ещё попятился, оставаясь ко мне лицом, и только отойдя на значительное расстояние, спокойно двинулся к подвалу.

Три минуты спустя в холл ступил Римус. Сев держался позади. Только увидев его сейчас, я поняла, что в очередной раз опростоволосилась. Мне следовало узнать, что именно нужно сделать, чтобы показать Римусу особое положение Сева. Не зная, как правильно, я решила поступить по-простому:

- Сев.

Одного обращения оказалось достаточно, чтобы Сев по дуге обошёл Римуса, приблизился ко мне с поклоном и опустился на пол у моих ног.

Я посмотрела на Римуса, и он тотчас склонил голову, обозначая поклон, не больше.

- Римус, - поприветствовала я.

- Мой мастер, - слова прозвучали правильно, но тон был странный. Римус словно удивлялся, что произносит их по отношению ко мне. Я внимательно смотрела на него, и не видела беспокойства. Были удивление, непонимание, но не страх, что странно, учитывая, что он пролежал под землёй, как обычный труп.

- Римус, ты знаешь, какое сегодня число?

Римус ответил без колебаний, назвал дату, когда я его убила.

- Ты потребовал мою кровь. Помнишь, что было потом?

- Боль в сердце. Я потерял сознание. Вы вернули меня ближе к рассвету. Только я почему-то был сильно перепачкан в земле…, - Римус задумался и посмотрел на меня вопросительно, а взгляд сделался неуверенным.

- Кто был в доме, когда ты пришёл?

- Только вы, - он перевёл взгляд на Сева, - Он и оборотни появились, когда я потерял сознание.

Я покачала головой и назвала сегодняшнюю дату. Римус словно закаменел. Лицо его стало пустым, но я точно знала, что под кажущимся безразличием и отрешённостью прячется смятение. Я дала Римусу время осознать мои слова и заговорила:

- В ту ночь я тебя убила, Римус. Серебряный нож вошёл точно в сердце, - я позволила себе ухмылку, - Я приказала земле принять твой труп, и могила поглотила тебя. Как видишь, не следовало на меня покушаться.

Римус резко мотнул головой вправо, затем влево. Похоже, он отказывался верить. Я потянулась к нему через установившуюся между нами связь, чтобы понять, насколько я его контролирую, но получилось совсем другое. Я почувствовала, как Римус старается удержать в голове барьер, который не пустит воспоминания о том, как он лежал в земле с разорванным сердцем. Я вздохнула. Римус мне нужен, своей волей я сломила тот барьер, и воспоминания хлынули.

Римус закричал, упал, схватившись за голову. Я вскочила на ноги.

- Мастер, - взвыл он.

На крик примчались Алан и Дирк.

Я моргнула, выходя из оцепенения и, почти не задумываясь, сделала то, что уже когда-то проделывала с Севом. Я потянулась к Римусу через нашу связь, вызывая в нём искусственное спокойствие. Он поднял на меня глаза, полные ужаса. Да я и сама в ужасе от себя, от того, что с ним сейчас сделала.

Избавить Сева от кошмаров прошлого я бы могла, только полностью исказив его сознание, а Римусу повезло: я заставила страшные воспоминания выцвести, обернуться страшным сном, но навсегда остаться в памяти. Я снова села на диван.

- Мастер, - в голосе Римуса зазвучал страх, навеянное мной спокойствие исчезло, как не бывало.

- Тебе не стоило покушаться на мою жизнь. Теперь ты знаешь, что я с тобой сделала за то покушение.

Римус вновь овладел собой, и стал похож на безразличную к миру статую.

- Но сегодня мне понадобится боец, и я вернула тебя. Покажи мне свою полезность, и я не стану возвращать тебя в могилу.

Римус побледнел, хотя я не думала, что он способен стать ещё белее. Он смотрел на меня целую минуту. Я ждала. Римус опустил взгляд и спросил:

- Мастер, я приложу все усилия, чтобы доказать свою полезность. Мне будет позволено узнать, что именно я должен сделать?

- Оборотни-кабаны. Что о них знаешь?

Римус подобрался, снова стал смотреть мне в глаза, заговорил сухо и по-деловому:

- Исконно в Хельбурге не было кабанов, но около года назад появилась странная шестёрка, которая пожелала здесь осесть. Поскольку проблем крысам, змеям и саблезубым кошкам они не создавали, кабанам позволили остаться.

- Почему ты назвал их странными?

- Все шестеро являются доминантами. Обычно в стаях всё наоборот, - Римус на секунду замолчал, обдумывая, что ещё сказать, - Я бы предположил, что их изгнали, или они сбежали, чуя скорую расправу, но это маловероятно, потому что их слишком много. Полагаю, у них либо совсем особенная история, либо они наёмники.

- Поясни, - потребовала я.

- Наёмникам платят хорошие деньги за грязную работу, - Римус пожал плечами, а я вспомнила клетку из серебра, - Например, какой-нибудь нечистоплотный доминант может заплатить им за убийство своего вожака, тогда он унаследует место лидера, а не возьмёт его боем, рискуя жизнью.

- Почему их здесь приняли?

- Как в природе заяц не мешает белке, так и оборотни разных видов конкурируют, но очень слабо взаимодействуют. Пока кабаны не покушаются на первенство крыс и змей, до них никому нет дела. К тому же наёмники не пачкают там, где живут.

- Наёмники регулярно переезжают, - вклинился Алан, - и часто берут под крыло слабые группы, чтобы компенсировать отсутствие недоминантных членов стаи.

- Они серьёзные противники? – спросила я.

- Из того, что я видел, они бойцы, но не профессионалы.

- Мастер, - позвал Римус, - кабанов шестеро, каждый из них умеет драться. Они превосходят нас и количественно, и качественно.

- Не совсем так, Римус. Стас обещал прислать пятёрку своих бойцов. Я хочу, чтобы ты ими руководил.

- Простите, но откуда у Стаса могут быть свои бойцы?

- Он новый Мастер города, - ответила я с улыбкой.

- Стас?! – Римус вдруг оказался на ногах и уставился на меня с изумлением, - Да он слабак.

- Слабее тебя?

Римус снова закаменел и ответил ровным голосом:

- При старом Мастере Стас был четвёртым. Я – третьим.

Я уставилась на Римуса. Вот уж не знала. Интересно, почему никто не потрудился сказать, под каким номером он числился. Вообще-то, проблема вырисовывается. Если Римус сильнее Стаса, то весьма странно, что он в подчинении у той, что Стасу равна. Об этом я сейчас думать не буду. Если честно, то думать хотелось совсем не о деле, и я не удержалась.

Северьян, я чётко это ощущала, был всецело моим, потому что в его груди теплилась моя сила, мой холод, переданный ему с кровью, заставлял его сердце биться, мой холод давал ему силу открыть глаза с приходом ночи. Свои силы у него были, но настолько незначительные, что о них можно было забыть. Сев был изначально слаб.

Римус был мастером. В первую очередь это значило, что он сам себе источник существования. Чтобы подняться с заходом солнца, моя сила ему не нужна. Мне нестерпимо захотелось выяснить, как выглядит наша связь. Я встала и подошла к Римусу.

Кажется, он приложил усилие, чтобы не отшатнутся. Я позволила своей силе пролиться в окружающее пространство и сосредоточилась на видение, которое не имеет никакого отношения к глазам.

Как я и думала, Римус был связан со мной нитью силы, которую я протянула, когда взяла с него клятву крови. Однако его тело принадлежало только ему, моей силы в нём не было ни капли, только эхо, лёгкий след от того, что я сначала заставила его тело умереть, а потом своей силой собрала разрезанное на фрагменты сердце воедино и вновь заставила биться. Я присмотрелась и поняла, что связь всё же сильнее, чем была бы у мастера и его подданного.

Я позвала свою силу, что служила клеем в его сердце, и оно забилось сильнее. Я пожелала, чтобы оно замедлило сокращения, и сердце Римуса почти остановилось. Как интересно. Я захотела попробовать….

- Мастер! – выкрик Римуса вернул меня к действительности, и я втянула струившийся из меня холод обратно.

- Что, Римус?

- Вы напугали меня, простите, - сказал он не слишком уверенно.

- Это правильно, - откликнулся Сев, - Своего мастера нужно бояться.

Я промолчала и вернулась на своё место.

- Кабаны похитили моего Дирка, я его вернула, но кабанов следует наказать. А ещё я подозреваю, что они удерживают тигров. Лион дал согласие, чтобы его тигры давали кровь, но они не пришли. Нужно разобраться.

- Да, мастер, - подтвердил Римус.

- Ты голоден, - несколько невпопад сказала я.

Римус ничего не ответил.

- Алан, предложи Римусу запястье. Он будет осторожен.

Алан, я удивилась, не возразил.

Римус сделал всего два глотка и поблагодарил меня, словно оборотня не существовало вовсе или он значил не больше, чем кусок колбасы. Я предложила Римусу комнату, но он предпочёл находиться как можно дальше от солнечного света. Он прищурился, обратив внимание, что я, пытаясь устроить его с комфортом, явно планирую оставить его при себе. Пришлось прикусить язык, пожать плечами и заметить, что мне же легче: не придётся наводить порядок, если он плохо себя покажет. Римус пытался оценить угрозу. Я сделала некрасивую, но, надеюсь, нужную вещь: я позволила приглушённым воспоминаниям о днях и ночах в могиле обрести немного красок. Римус понял меня правильно, он ещё раз поклонился и ушёл в подвал.

День прошёл удивительно спокойно. Домочадцы разбрелись по своим углам, единственный, кто с радостью был готов следовать за мной тенью – Сев.

- Как думаешь, что следует сделать с кабанами, чтобы показать, насколько они были неправы? – спросила я его.

- Они думают, что поражение от вас оскорбительно, потому что, - Сев запнулся, но продолжил, - в их глазах вы выглядите слабой. Простите….

- Продолжай, мне интересно, что ты думаешь на самом деле, мне не нужна лживая лесть.

- Простите.

- Сев.

- Если бы кто-то сильный пришёл в город, а с ним отказались считаться, видя в нём слабого, он бы убил тех, кто нарвался. Самый быстрый путь создать репутацию.

- Думаешь, всех шестерых нужно убить? – я не собиралась так поступать, но спросить-то нужно.

- Я не смею думать, как мастеру принимать решения, - тотчас отозвался Сев. Говорить с ним было интересно, но чересчур утомительно. Вампир напоминал мне улитку, забравшуюся в раковину и напрочь отказывающуюся оттуда вылезать, чуть-чуть появится и тотчас обратно.

- Сев, ты сказал, что кабанов можно просто убить. Ты знаешь ещё варианты, что с ними можно сделать?

- Врага либо подчиняют, либо уничтожают, - спокойно ответил Сев.

Мне не нравилось ни то, ни другое, я решила, что как всегда разберусь на месте.