Рим медленно выпрямился, повернул голову к своему создателю и оскалился:

- Истинная причина заключается в том, что я принадлежу некромантке, с которой вы собираетесь воевать. Как видите, я не могу ни составить вам компанию, ни что-либо самостоятельно решить. Целиком и полностью, принадлежу своей хозяйке и бесконечно этому рад.

- Рад?!

- Конечно. Будь я один, вы бы сумели забрать Марину, а сейчас моя жена в безопасности.

- Итак, - вклинилась я, - вы хотели меня видеть?

Старый вампир повернулся ко мне.

- Да, мне было любопытно, кто поселился на кладбище. Я ожидал увидеть некромантку, но не думал, что ваша сила будет столь велика. Должен признать, вы меня поразили, - вампир улыбнулся, - Я прибыл посмотреть на успехи своего создания, ставшего хозяином города и был жестоко обманут. Римус ничего не добился, как был собственностью, так и остался. Я рад, что он достался столь прекрасной леди, как вы. И раз уж мы познакомились, позвольте преподнести вам скромный подарок?

Как красиво запел клыкастый, сообразив, что расклад не в его пользу. Я заслушалась. И в тоже время я хладнокровно прикидывала, что делать. Убивать не хотелось, да и расшаркивается кровосос, можно сказать, белым флагом размахивает.

- Рим, что думаешь? – мысленно спросила я.

- Что подарки лишними не бывают. Скорее всего, он подарит вам то, что предназначалось мне. Учитывая его опыт, наверняка, припас что-то дополнительное на всякий случай.

Я благосклонно кивнула. Подарков, ясное дело, у вампира в кармане не было, поэтому я предложила продолжить знакомство в более официальной атмосфере и пригласила к себе на кладбище, добавив, что отказ меня обидит. Вампиру ничего не оставалось, как принять моё приглашение и заверить, что будет счастлив быть моим гостем. Верю-верю. Зато теперь Римус и остальные в безопасности. Я вышла из столовой и направилась в свои покои в Родниковой башне. Мне хотелось поговорить с Римом с глазу на глаз, и выданная мне ещё Стасом комната подходила для предстоящего разговора идеально.

Вошла, устроилась в кресле, Сева усадила на подлокотник, остальных своих вампиров выпроводила, как только порог переступил Римус.

- Что скажешь?

- Мой создатель умный и расчётливый. Если при встрече вы покажете ему свою силу, он не посмеет пойти против вас. Уберётся в своё логово, и забудет дорогу в Хельбург, про вас вряд ли кому-то скажет, но долго скрывать всё равно не получится.

- Ты хочешь, чтобы он умер?

- Нет.

Я склонила голову к плечу, ожидая продолжения. Римус усмехнулся и пояснил:

- Он жёсткий мастер, порой жестокий, строит власть на страхе, шантажирует, наказывает, но он никогда не причинял боль ради боли.

- Он хочет забрать твою жену.

- Хотел, - поправил Римус, - он передумал. Его желание вполне обоснованное – он узнал, что я его обманул и пожелал покарать, чтобы другим неповадно было. Тина, - не ожидала, что Рим обратится ко мне по имени, - я ведь тоже убивал, причинял боль. Если ты подписываешь приговор всем плохишам, то в списке на ликвидацию и я, и Стас, и твои новые приобретения. Кейн, Амир, кто там ещё?

- Я тебя поняла. Лучше скажи, я должна делать ответный дар?

- Если позволите, я с этим помогу? У нас есть чудесная золотая статуэтка, изображающая леди Ларису. Помнится, фигурку дарили Стасу. Будет забавно передарить её моему создателю.

- Что она будет означать?

- Девушка, вырывающая вампиру зубы? - Римус ухмыльнулся, а потом серьёзно добавил, - Мастер, моего создателя, чтобы он не создал вам проблем, нужно напугать вашей мощью. Шоу должно быть зрелищным и впечатляющем, но не нужно показывать всех козырей.

Я задумалась. Ясно одно, встречать дорогого гостя я буду на кладбище, сидя на костяном троне.

Создатель Римуса явился очень быстро. Видимо, не желал давать мне время на подготовку. По-моему, зря. Будь на моём месте вампир, тягаться с ним имело бы смысл, а я с нежитью априори в разных весовых категориях, то есть в состязании «кто сильней» мне равных не будет, зато одного удара по голове хватит, чтобы меня уничтожить.

Встречу я готовила по принципу минимализма: сама заняла место на троне, рядом устроила Северьяна и Дирка. Лисёнка – чтобы показать, что и оборотни признают во мне лидера. Последним, кого я позвала, был Кейн. Всё-таки одного Сева маловато, учитывая, что гость явится со свитой. Ко мне же чуть позже присоединится Римус. Он играл роль провожатого, он же начал спектакль.

Вампиры, когда я уже скучала на троне, появились на тропинке за пределами кладбища и небольшой группой двинулись ко мне. Первым шёл создатель Римуса, Рим – вторым, и замыкали шествие четверо вампиров нашего гостя. Создатель Римуса остановился в десяти шагах от трона. Не знаю, чего он ждал, но похоже не того, что Римус его обогнёт, приблизится ко мне и демонстративно опустится перед троном на колени. Картинка ему не понравилась.

- Какая восхитительная дрессировка, - обратился он ко мне, - Могу я надеяться на пару уроков?

- О, рецепт универсальный и очень простой. Воткнуть серебряный нож точно в сердце, оставить получившийся труп на несколько дней или месяцев промариноваться, я своих даже в могилы прикапывала, потом извлечь, оживить и время от времени напоминать, как всё было.

Римус едва заметно вздрогнул, пока я рассказывала, но скорее показательно, чем искренне. Он тоже хотел, чтобы я на его создателя произвела впечатление.

- И всех вы так воспитываете?

- Римуса, Кейна, - кивнула я на свиту, - Северьян никогда меня не расстраивал.

- Леди, позвольте на память о нашей встречи преподнести вам пару безделиц?

- Буду польщена, - улыбнулась я, и покосилась на Римуса. Злополучная статуэтка была упакована и ждала, когда настанет момент её вручить. По совету Римуса, вынесет статуэтку Стас, в знак того, что его я тоже покорила, и даже врученные лично ему подарки отобрала. Сомневаюсь, что кто-то оценит, поскольку историю статуэтки из присутствующих мало кто знал. Впрочем, Стас идею поддержал, он был рад избавиться от напоминания о Ларисе.

Гость хлопнул в ладоши, и один из его вампиров шагнул вперёд. В руках вампир держал серебряный ларец, украшенный драгоценными камнями. Я поощрительно улыбнулась, и гостю пришлось самому открывать крышку. Нет, я была готова увидеть многое, но никак не живую летучую мышь, высунувшую наружу любопытную мордочку.

- Я их развожу, - самодовольно сообщил вампир.

Подарок предназначался Римусу, это я хорошо понимала. Покосилась на него, проверить реакцию. Рим был бледен. Вамп умудрился нажать на какую-то болевую точку моего клыкастого. В чём именно подвох, гость с удовольствием разъяснил сам:

- Я развожу летучих мышей. Каждый новообращённый вампир, прослуживший мне пару десятков лет, получает такую мышку в подарок. Знаете, леди, это замечательный период, я имею в виду, возраст в двадцать лет от обращения. Ещё сохраняются остатки веры в доброту и потребность в человеческом тепле. Они так привязываются к этим подаркам! Год спустя я приказываю убить летучую мышку. Римус отказался, представляете? Я раздавил мышку, вдавив ему в живот, а потом ещё и наказал. Долго наказывал, - мечтательно протянул гость.

Римус превратился в статую. Вспоминать ему было больно, я видела, как он старательно скрывает свои чувства. Посмотрела на его создателя. Порой слова жалят хуже кнута, а придраться не к чему, но всегда можно только отплатить той же монетой. Я улыбнулась и кивнула Кейну, чтобы забрал мой подарок. Жаль, но Римусу придётся уделить летучей мышке немного внимания и рассказать, как её содержать и чем кормить. Но не сейчас.

На лице гостя промелькнуло едва заметное удивление, кажется, вполне искреннее. То есть он ожидал, что я помогу ему издеваться над своим вампиром? Дурак. Я продолжала улыбаться, поблагодарила и заверила, что животное мне очень понравилось. Сказала, что тоже желаю преподнести гостю сувенир на память.

Стас появился секунда в секунду. Он нёс поднос, на котором стояла золотая статуэтка, накрытая чёрным бархатом. Увидев Стаса, гость нахмурился:

- Этот вампир был Мастером Хельбурга.

- Именно, - я изобразила беспечную улыбку, - но я решила, что трон больше подходит Римусу, а Стаса предпочитаю держать при себе.

- Как интересно, - ответил гость и сдёрнул с подноса покрывало. Секунд пять он смотрел на статуэтку, затем рассыпался в заверениях, что дар займёт место в его сокровищнице. Я улыбалась в ответ и думала, как, оставаясь в роли гостеприимной хозяйки, отыграться за Римуса. Подходящих идей не было. Впрочем, не обязательно что-то изобретать. Я знала, что гость меня боится. Этого, пожалуй, больше, чем достаточно.

Я неоднократно заливала кладбище своей силой, и её крохи были в земле, в воздухе, а гость дышал. Чтобы говорить, ему тоже нужен воздух. Мысленно пожелала усилить его страх. Любишь запугивать других? Развлекайся. Пугливый мастер города – это интересно. Связать свои расшатавшиеся нервы с визитом ко мне вампир не сможет, то есть он, вероятно, будет думать, что перенервничал. А даже если и свяжет, то прямых доказательств у него нет. А связываться побоится. К тому же, что он мне сделает? Пришлёт убийцу. Не того, который убивает с помощью магии, а того, который убивает ножом. Пора задуматься о собственной безопасности. Впору телохранителя нанимать. Алик бы мне пригодился. На всякий случай добавила установку не вредить мне. Вампир изменений так и не заметил. Я улыбалась.

Отпустила гостя в Родниковую башню, и сообщила, что хочу встретиться с ним завтра. Если он откажет, я обижусь. Гость вздрогнул. Работает! Когда он ушёл, повернулась к Римусу.

- Понимаю, что лучше тебя об этом не спрашивать, Рим, но мне нужно знать, чем кормить подарочек и как его содержать.

- Да, мастер. Вы желаете, чтобы летучая мышь осталась у вас или её следует забрать в башню?

- А как бы ты хотел?

- Если вы поручите мышку заботам Марины, она будет рада.

- Она…? – я хотела спросить, была ли у его жены питомица, которую пришлось убить своими руками, но не подобрала слов. Рим понял и так:

- Нет. Я попал первым, и он запретил рассказывать, зачем дарится живое существо, и в тот же день на моих глазах преподнёс мышь Марине. Это было его дополнительное развлечение, - Римус жёстко усмехнулся, - Через два месяца я ту мышь украл и выпустил. Марину наказали за недосмотр, но это было в разы безобидней, чем то, что ей предстояло.

- Хорошо, - кивнула я, - Летучую мышь передать Марине.

Я встала с трона и, оперевшись на руку Северьяна, пошла в дом. Вампиры и без меня разберутся, что делать. Мне же в кое-то веке хотелось лечь спать, не днём, а ночью, как это принято у нормальных людей, только, боюсь, я опоздала и с нормой, и с планами на предрассветные часы. До восхода оставалось не так много времени, и Сев спросил, может ли он надеяться, что я встречу с ним солнце. Отказать я просто не могла.

Ждали мы традиционно на кухне. Я сидела за столом и сначала наблюдала, как Сев варит мне кофе, а потом пила свой любимый обжигающе горячий напиток мелкими глотками. Отвлёк лисёнок: Дирк заглянул на кухню и отпросился побегать в животной ипостаси по окрестностям. Я разрешила, но помня, что одному лисёнку уходить небезопасно, отправила Стаса присматривать, так что вернуться Дирку пришлось относительно быстро. Мы как раз столкнулись в дверях: он и Стас шли обратно, а я с Севом на улицу.

Восход мы с Севом традиционно встретили молчанием. Мой вампир смотрел на солнце и, я знала, для него это величайшее чудо. Казалось бы, уже должен привыкнуть, что время от времени может видеть и дневной свет, и дневное светило, но нет. Когда солнце поднялось настолько, что стало больно смотреть, Северьян повернулся ко мне и преклонил колени:

- Спасибо, мой мастер.

- Пожалуйста. Мне нравится видеть тебя счастливым.

- Вы моё счастье, мастер, - совершенно серьёзно ответил Сев, преданно заглядывая мне в глаза.

Ну вот, опять боготворит. Я вздохнула. Мне, конечно, приятно держать Сева при себе, он удобен, с ним легко, но ведь это неприкрытый эгоизм. Даже оправдание есть – Северьян хочет принадлежать мне без остатка. Нет, надо что-то делать.

- Мастер? Вы смотрите на меня так, как будто размышляете, как от меня избавится.

- Я думаю о том, что ты слишком от меня зависим. Не хорошо это.

Северьян склонил голову, пряча от меня лицо и невозможно спокойным, ровным голосом ответил:

- Как вам будет угодно, мастер.

Вот что я делаю? Хочу, как лучше, хочу помочь, исправить, а в результате просто причиняю боль. Пришлось наклониться, ухватить Сева за подбородок и заставить посмотреть мне в глаза:

- Сев, ты слышал, что я сказала?

- Вы сказали, что не хорошо, что я от вас слишком завишу.

- Ответ неверный. Ты повторяешь мелочь, но упустил главное. Попытайся ещё раз. Что я сказала?

- Простите, мастер.

- Сев, я повторю. Постарайся сейчас меня всё-таки услышать и понять. Мне нравится видеть тебя счастливым, - я помолчала, давая ему минуту переварить сказанное, и добавила, - Ты мой, и будешь при мне. Сев, не помню, говорила я тебе или нет, но ведь только тебе я доверяю полностью. Ни Стасу, ни Римусу. Только тебе. А теперь поднимайся, и пойдём в дом.

Он тотчас оказался на ногах. Я вздохнула. Вот как ему помочь, если он не только не хочет, но и сопротивляется? Признаю поражение. Временно.