Я не поверила своим ушам, обернулась к Марине, но она лишь повторила, что отказывается от предложения и упрямо кивнула.

- Не понимаю.

- Хельбург твой, - объяснила она, - Я хочу жить своей жизнью. Судьба существует? – удивительно, Марина не стеснялась говорить при Мастере, будто его не было, или он был пустым местом.

- Не знаю. Возможно. Моя наставница говорила, что рок существует.

- Я остаюсь, -  в третий раз подтвердила Марина.

Жаль. Я беспокоилась за Алика, но ведь я не могу спрятать его за свою юбку, хотя бы по той причине, что ношу брюки. Я обернулась к Мастеру Берга, готовая принять бой за право Марины остаться. Дикая ночка.

Он стоял, не двигаясь с места, и я вдруг поняла, что сейчас он нас не тронет. Он знает, что я сильнее, он боится, и он не посмеет. Так и вышло. Сохраняя лицо перед своими, Мастер Берга презрительно фыркнул и сообщил:

- Даю время до заката, уходим, - первым поднялся в воздух и исчез в ночной тишине.

Часть вампиров просто ушли, а некоторые остались. Один из них пожал плечами и хмуро спросил:

- Леди, вы позволите? Нам ещё прибираться, чтоб люди не узнали, что тут ночью было.

Я от них отмахнулась.

- Идём? -  обратилась к Марине и Алику. Я потащила их в ближайшее кафе. Кажется, мне срочно нужна доза кофеина.

Получив свою чашку самого прекрасного в мире напитка, я надолго замолчала. Я пила мелкими глотками, смаковала каждый и отдыхала телом и душой.  Марина сидела рядом и обнимала ладонями чашку чая, но не притрагивалась. Я искоса поглядывала на неё, но ничего не спрашивала. Мне казалось, что в Марине что-то изменилось. Когда мы выходили из Почтового дома, она была ещё прежней, а пока я общалась с вампиром, в ней что-то щелкнула. Я ничего не спрашивала, потому что не думала, что она сама понимает.

Мне всё-таки страшно оставлять Алика с ней, но он не был недовольным6 сидел за столиком, пил воду из высокого прозрачного стакана, ни на кого не смотрел. Он был подозрительно спокоен, и я заподозрила, что Марина что-то перемкнула в его мозгах. Что бы она ни сделала, изменить произошедшее я не в силах.

Один Дирк радовался жизни. Лисёнок с аппетитом уплетал заказанный для него кусок жареного мяса и чувствовал себя совершенно беспроблемно. Даже слегка завидно. Он поймал мой взгляд и улыбнулся, польщённый вниманием.

Допив кофе, я отставила чашку, обвела нашу разношёрстную компанию взглядом и, вздохнув, сказала:

- Завтра я возвращаюсь в Хельбург. Все дела должны быть закончены до восхода.

Алик поднял голову.

- Мы приехали разобраться с общиной магов, - сказал он, - Изначально мы планировали провести расследование, разобраться, но сейчас община уничтожена, вампиры добивают отдельных её представителей, остальные бегут. Задача перевыполнена.

- Ага, хотели обои поменять, но вместо того, чтобы снять старые, снесли стену, - протянула я.

- Как-то так, - согласился Алик и улыбнулся.

- Вопрос второй. Как быть с тобой?

Алик внешне остался равнодушен:

- Остаюсь с Мариной. С вампирской точки зрения я ещё слепой котёнок. Как оперюсь, так и смогу уехать. Да и Марине я нужен.

- В Берге опасно, - произнесла я, но Алик понял правильно, подразумевалось, что опасно с Мариной.

- Я пригляжу, - пообещал он, - Если что, ты же приедешь?

- Обещаю.

- На том и порешим.

Алик хотел закруглить разговор, но я не позволила.

- Пообещай не делать глупостей, - потребовала я.

Алик посмотрел очень серьёзно:

- Даю слово, Тина. Ты права в том, что я ходил по краю. Я был на грани самоубийства, но теперь я от края пропасти отошёл. Я до сегодняшнего не верил, что настолько дорог тебе, как человек. Считай, что ты убедила меня. Дух мой, значит это я, а тело…. Чёрт с ним, с мёртвым телом.

У меня подозрительно защипало глаза. Алик не дал развести сырость.

- Что ты ещё хотела обсудить? – быстро проговорил он сквозь зубы.

Пара мгновений ушла на то, чтобы взять себя в руки.

- Дирк уезжает со мной. Кто будет донором. И где будешь спать? Не у Марины же в магазине. К тому же кто-то должен дежурить рядом.

- Дежурить будет Карп, - неожиданно подала голос Марина. Лицо её выглядело по-деловому сосредоточенным. Может, и выйдет из неё толк.

Расставаться с Аликом было невыносимо жалко и боязно. Я стрясла с Марины два обещания: во-первых, в случае даже мелких проблем она зовёт на помощь или, как минимум даёт знать, что не всё ладно, и, во-вторых, обязательно приедет в гости. Дирк шмыгал носом. Он даже тихим голосом попросил Алика нас не бросать, но, услышав решительное: «Невозможно,» - прижался ко мне и замолчал.

Алик обнял меня на прощание, просил, чтобы я берегла себя.

- Не вини себя в моих ошибках, - в очередной раз сказал он.

Я не ответила.

С Мариной мы тоже обнялись, но коротко, сухо. Думаю, ей было не слишком приятно рядом со мной.

- Тина, свяжись со своей наставницей. Буду рада с ней поговорить.

- Обязательно.

Ещё несколько последних слов, и я забралась в свою машину-развалюху, которая умудряется ездить лишь по какому-то недоразумению. Дирк нырнул на заднее сидение, тотчас свернулся калачиком и притих, а резко утопила педаль в пол, и зеленушка с места рванула вперёд, сразу набрала скорость, и мне показалось, что я лечу, рассекая ночь.

Дожидаться утра я не стала. Пусть Марина сама устраивает Алика. Если не справится, пусть звонит – вернусь помогу. Странно осознавать, что Алик больше не мой. Зато дома, в Хельбурге, меня ждёт Северьян. Он точно будет мне рад. Пожалуй, из всех, он единственный, по кому я соскучилась.

- Мастер? – он почувствовал моё внимание и поспешил откликнуться.

- Возвращаюсь. Приеду после полудня.

- Мастер! – и меня окатила волна искреннего безграничного счастья.

Я увеличила скорость, хотя прекрасно понимала, что приехать до рассвета никак не смогу. Когда я переступлю порог дома, Сев будет лежать труп трупом. И всё же мне хотелось поскорее оказаться в Хельбурге. Я скучала….  Мне было странно признавать, что Хельбург стал моим домом. Вдвойне странно, что теперь не мыслила для себя другой жизни. Как я могу отказаться от Северьяна? Он без меня не сможет, а мне рядом с ним хорошо и спокойно. Вряд ли кто-нибудь когда-нибудь будет заботиться обо мне также, как он.

Рассвет застал меня в очередном мелком городишке. Я не стала останавливаться даже ради кофе. Потом выпью, когда приеду. А лучше вечером. Я сяду на кухню, а Сев встанет у плиты и сварит его для меня.

Я гнала зеленушку несколько часов, сделав лишь одну краткую вынужденную остановку – заправила бак бензином. Но стоило приблизиться к городу, вспомнила, что еду не отдыхать и наслаждаться домашним уютом, а спасать Римуса, его жену и остальных. Может быть и впрямь стоило объявить Мастером себя? Нет уж, пусть Рим развлекается, а я помогу.

Дом в поле зрения появился как-то неожиданно. Я смотрела на грунтовую дорогу, стелющуюся под колёса, и, когда подняла глаза, дом уже был. Я остановилась около крыльца и слегка задумалась. Если я не ошибаюсь, в доме никого, кроме вампиров нет, а они спят. Я вышла из зеленушки, открыла дверцу пассажирского сидения и склонилась к Дирку. Последние часы пути парень продрых.

- Соня, - позвала я.

Ресницы дрогнули, Дирк приоткрыл правый глаз, счастливо улыбнулся:

- Тина.

- Приехали.

Я отстранилась и пошла к дому. Входная дверь была закрыта на замок, и я её отперла. Интересно, как мои клыкастики без ключа обходились? Впрочем, они вполне могли пользоваться окном. Я прошла через террасу, открыла следующую дверь, ведущую непосредственно в холл.

- Тина, - позвал Дирк, запирая двери изнутри, - Мне приготовить обед.

- Было бы здорово.

Обрадованный, что ему поручили важное дело, Дирк скрылся с глаз, а я, поколебавшись секунду, пошла в комнату Северьяна. Мне показалось, что туда меня тянет живущий во мне холод. Логично…. С Севом я связана, как ни с кем другим.

У двери я застопорилась. Врываться без приглашения казалось неправильным, но Сев бы моих колебаний не понял, а ещё ему бы и в голову не пришло отказать. Я толкнула дверь и шагнула в его комнату.

Северьян лежал поверх одеяла, он был бос и одет в лёгкую футболку и чёрные брюки. До заката он был безнадёжно мёртв, но вместо того, чтобы уйти, я подошла ближе, присела на кровать и легко коснулась кончиками пальцев его щеки. Меня должно было бы смутить, что вампир – это ходячий труп, но сейчас я слишком остро ощущала свою силу, переданную ему. Эта сила тянулась ко мне, звала меня, и я отвечала. Подаренная Севу сила желала вернуться ко мне, снова стать частью меня, пусть и через простое прикосновение пальцев к коже.

- Северьян, - не знаю, зачем я это сказала. Интуиция.

Я поняла, что он слышит меня. Сев не мог ответить, не мог даже послать мысленный привет, но всё же я не сомневалась, что он уловил моё присутствие и рад. Я отстранилась, хотела встать, но не успела. Произошло невозможное: Сев, повинуясь моему зову, открыл глаза и прошептал:

- Мастер, вы вернулись….

- Привет, - поздоровалась я.

Северьян сел и очень быстро спрыгнул с кровати на пол. Я почувствовала, что он сомневается, стоит ли вставать на колени. Его привычки, говорили, что это необходимый жест, но Сев помнил, как я не люблю, когда он унижается. Он остался стоять.

- Я очень рада, - сказала.

- Мастер, прикажете приготовить кофе?

- Да.

Дирку на кухне придётся потесниться.

Странно так. Несколько часов назад схватки, кровь рекой, а словно и не было ничего. Сижу   с теми, кого считаю своей семьёй и точно знаю, что здесь меня любят и ждут. Дирк резал овощи в салат, причём старался, чтобы блюдо получилось не только вкусным, но и красивым.

Я разглядывала запястье – пришлось пожертвовать Севу глоток крови, чтобы он пришёл в себя. Хоть он и готов был ждать прихода доноров, голод его я чувствовала. Ранка затянулась очень быстро, от неё за каких-то несколько минуть не осталось и следа. Получается, у меня регенерация стала сверхъестественной? Любопытно.

Северьян поставил передо мной ароматную чашку и светло улыбнулся. Я сдвинулась чуть в бок и предложила сесть рядом со мной. Он повиновался.

- Сев, расскажи, что там с Римусом, - попросила я.

- Да, мастер, - ничего, скоро научу обращаться ко мне по имени, - Через два часа после заката вампир, создавший Римуса, будет в Хельбурге. Он пребывает с малой свитой, в которую входят в том числе и бойцы. Неофициально, разумеется. Вампир недоволен Римусом. Рим подозревает, что тот захочет забрать его жену. Она же тоже его творение. Хоть Римус и сам Мастер, но отказать по закону не имеет права. Тот, пришлый, будет требовать грамотно.

- Понятно.

Снова клыкастые разборки. Подозреваю, что на реверансы и дипломатию меня не хватит. В случае реальной угрозы применю силу, и пусть будет, что будет. Раньше я старалась скрываться, потому что слишком много желающих убить некроманта, а сейчас о хозяйке Хельбургского кладбища заговорили. Кого-то смутит формулировка, но догадаться, в чём суть моих способностей несложно. Ладно, это потом. Кстати, нужно подумать о том, что неплохо бы обзавестись телохранителем. Вампир не сможет меня убить в прямом бою – я его просто подчиню, но ничто не спасёт от пули, пущенной в спину.

Я до сих пор никогда не задумывалась о собственной смерти. Знаю, что, как и любой человек, однажды умру. Умереть желательно сразу и быстро, Зоя, застрявшая на границе жизни, пример того, как делать не стоит. Но я не задумывалась о том, что моя смерть будет означать для тех, кто сейчас от меня зависит. Если быть точной, раньше моя смерть осталась бы незамеченной. Может быть, Леда бы принесла мне к надгробию цветы, или Алик помолчал бы над могилой, считая, что не доглядел, раз я мертва.

Сейчас моя гибель означает перемены для всего города. Впрочем, моя гибель доставит неудобство, но сожалеть и оплакивать будут единицы. Дирк будет, но он справится. А Северьян…. Он столь крепко ко мне привязан…. Что моя смерть будет означать для него? Я просто обязана разобраться и уберечь его.

Размышления перебил звонок на мобильный.

- Слушаю.

- Тина, привет. Ты уже дома? Как добралась?

- Марин, тебя это на самом деле волнует? – удивилась я.

- Нет, я просто пытаюсь быть вежливой. Я позвонила, чтобы сказать, что с Аликом сейчас всё в порядке. Он спит, Карп присматривает. Я тоже тут рядом. А ещё я хотела сказать тебе спасибо за то, что не заставила ехать с тобой в Хельбург. Ты бы могла.

- Зачем тебе Берг?

- Я хочу попытаться устроить свою жизнь. Свою, понимаешь?

- Удачи тебе.

- Спасибо. И тебе.

- Звони чаще.

Марина отключилась. Я вздохнула, убрала телефон в карман, повернулась к Севу и, взяв его за руку, сообщила, что Алик сменил мастера.

- Как это возможно? – изумился Сев.

- Видать, не так я хороша, как ты думаешь.

Сев покачал головой. Верить в моё несовершенство он отказывался наотрез.