- Я настаиваю, как подтверждение мирных намерений.

- Хорошо, - согласился Алик, - но пообещайте простить, если я покину вас, не дождавшись вашего пробуждения. Дела.

Мастер Берга прищурился и согласно кивнул, так что незадолго до рассвета нас провели в гостевую комнату, расположившуюся в подвале. Отсутствие окон было ожидаемо и неприятно, зато порадовало, что никто не пытался нас разделить, что, однако, не помешало Лидии предложить Алику более тесное знакомство. Он еле выпроводил её за дверь и первым делом подпёр дверь креслом.

Мы переглянулись.

- Вам даны гарантии, пребывание здесь должно быть безопасно, - не слишком уверенно пообещал Сев.

Я выпустила свои щупальца холода и принялась методично проверять помещение на наличие магии, тайных ходов и прочих гадостей. Пусто. Силе было не за что зацепиться, она просто растекалась вокруг, и я втянула её обратно, поскольку боялась привлечь лишнее внимание.

Подумав, протянула Алику руку запястьем кверху.

- Зачем? – мысленно спросил он, интонация была на редкость злой.

- Нам нужно, чтобы ты пришёл в себя как можно раньше, лучшего способа я не знаю.

Алик поморщился, и в следующий миг я почувствовала боль в руке.

- Мастер, он обязан поблагодарить за оказанную милость и быть аккуратным. Такой грубый укус заслуживает наказания, - сказал Сев.

Не знаю, кто из нас удивился больше: я или Алик. Фраза осторожная, что делать и как поступить, Сев не говорил, но в тоже время он очень чётко продемонстрировал своё отношение к Алику, что меня бесконечно порадовало. С точкой зрения Сева я не согласна, точнее, точка зрения не столько лично его, сколько радикально-вампирская, но ведь не побоялся высказаться и пойти против вампира, которому я явно благоволю. С другой стороны, радоваться рано. Во-первых, я вполне допускаю, что создатель Сева подобные замечания поощрял. Во-вторых, если принять во внимание вампирью иерархию, то Алик по положению оказывается ниже Северьяна, и мой клыкастик в своём праве. Я вздохнула.

- И чего ты с ним так возишься? – спросил Алик вслух, - Сдала бы его на руки какой-нибудь няньке и дело с концом. Неужели не найдётся психолог, знающий о мире сверхъестественного и желающий хорошо подзаработать. Твой Римус всё оплатит.

- Я слишком к нему привязалась.

Алик непонимающе нахмурился.

- Я вложила в него столько силы, что начинаю воспринимать Сева, как продолжение себя.

Алик задумался, а я запрыгнула в кровать и попросила:

- Алик, подежуришь? Когда почувствуешь приближение солнца, разбуди.

- Думаешь, я отключусь?

И так тоскливо это было сказано, что я поняла – Алик безумно соскучился по солнцу.

- Боюсь, что да. Как вампир ты слишком молод.

Алик кивнул, шагнул к двери и опустился на пол, привалившись к ней спиной.

- Отдыхай, Тина, я на страже.

Прекрасно. У меня есть чуть больше получаса, чтобы подремать.

Мне казалось, что я плыву вдоль границы, между явью и сном. Я чётко ощущала присутствие Алика. Дирк был живым и чуждым, но что-то родное в нём тоже угадывалось. И вместе с тем я видела невнятные образы, будто морозный иней рисовал на стекле узоры, они тотчас смазывались, а на их месте возникали новые. Мне нравилось за ними следить, я уходила тропами холода всё дальше.

- Тина?

- Зоя?

- Ты меня узнала, - обрадовалась она, - Как у тебя дела?

- Я в Берге, почему-то оказалась в роли блюстительницы порядков, - пожаловалась я.

- Значит, развлекаешься. Завидую. У меня пока не так весело. Контуженные мне вампиры достались. Кстати, ты же недалеко. Как освободишься, пообещай заглянуть в гости.

- Зоя, я бы рада, но в любой момент мне может понадобиться сорваться с места и вернуться в Хельбург.

- Приняла бы титул мастера города и проблем не знала, - фыркнула Зоя.

Я помолчала, узор заскользил куда-то дальше, я поняла, что снова одна, на прощание от Зои пришёл колючий, как кристаллики льда, смех.

Когда-то бабушка рассказывала, да и в доставшейся от неё тетрадке было написано про особое состояние, в которое могли погружаться некроманты прошлого. Кажется, со мной случилось именно это.

- Зоя?

Она меня уже не слышала. Жаль. Что это за состояние и зачем некроманты старались в него войти, я не знала, поэтому вновь принялась следить за игрой холода, сейчас казавшегося чем-то материальным. Я подставила ладонь, и узор сложился прямо на моей коже, побежал вверх к локтю. Руку будто заковали в глыбу льда.

- Тина!

Я тотчас очнулась, отвечая на зов Алика.

- Тина, у тебя рука льдом покрыта.

Алик выглядел бледным, сказывалось приближение восхода, напуганным. Его резкий окрик даже Дирка разбудил. Оказалось, лисёнок перекинулся обратно и теперь дрых на одной со мной кровати.

- У неё такое уже было, нормально, - заплетающимся языком выдал он и снова отключился.

- Тина? – нахмурился Алик, он хотел что-то ещё сказать, но не сказал, зато сильнее побледнел, а я отчётливо ощутила, как первый солнечный луч вспарывает темноту ночи. Алик пошатнулся, повернулся к двери, словно хотел выйти из подвала, добраться до окна, но тут он пошатнулся второй раз, протяжно с присвистом вздохнул и упал. Едва успела подскочить, поймать его и повалить на кровать. И одновременно я почувствовала, как на дневной отдых отходит Сев. Я уловила его последнюю мысль, Северьян очень скучал по солнцу. Я вздохнула и пообещала себе, что как только выпадет шанс, мы вместе с Севом встретим рассвет.

Я укрыла Дирка одеялом, уложила Алика поудобней, понимаю, что сейчас он труп и ему безразлично, хоть бы и на полу остался, но всё же. А затем я села к дверям и приготовилась ждать. Моя очередь присматривать за безопасностью.

Всё было тихо, время шло, солнце скользило по небу. Мне бы поспать, но нельзя. Сложно быть живой, среди мёртвых. Не считая Дирка, который дрыхнет без задних ног, я единственная нуждаюсь в еде и питье. Наверное, если выйти, то смогу найти кого-то из оборотней или служащих вампирам людей, чтобы меня накормили, но оставлять без присмотра Алика и Дирка нельзя.

Лисёнок завозился, через минуту сел в кровати, заспанный, умильно моргающий на лежащего рядом с ним вампира.

- Тина….

- Доброе утро, мой хороший, как спалось? – на самом деле уже день, но не важно.

Лисёнок решил, наконец, восполнить нехватку общения в манере, свойственной оборотням. Он соскочил на пол и на четвереньках подобрался ко мне, просительно заглянул в глаза, прикоснулся щекой к протянутой ему ладони, потёрся. Я видела, что простое приветствие, отвечающее его натуре, доставило Дирку невероятное удовольствие. Он просто расцвёл. Я почувствовала угрызения совести: должна бы чаще уделять ему внимание, а то у меня всё проблемы, да вампиры на уме. Я отняла у Дирка руку и потрепала его по волосам и, секунду подумав, потянула его к себе, обняла за плечи, прижала к себе.

- Тина, - восхищённо-радостно прошептал он, устраиваясь у меня под боком.

Я криво улыбнулась, почувствовала себя ещё более виноватой:

- Извини, что провожу с тобой времени меньше, чем следует. Ты из всех самый беспроблемный.

- Я рад, что не доставляю тебе хлопот, и, Тина, тебе не за что извиняться, я вижу, как ты для нас всех стараешься.

Я покачала головой и не стала развивать тему. Мы сидели в обнимку, Дирк млел, а я просто ждала пробуждения Алика, который проснулся около пяти часов вечера. Я боялась, что он продрыхнет дольше, но обошлось.

- Соня, -проворчала я.

- Чем ты не довольна? – Алик не отрывал голодного взгляда от шеи Дирка, но старался терпеть и даже вести светские беседы.

- Нам, знаешь ли, тоже кушать хочется.

Алик сглотнул. Дирк, с сожалением оторвавшись от меня, встал и протянул Алику запястье.

- Я бы и шею подставил, - смущённо сказал он, - но….

- Я пока кусаю слишком грязно, - произнёс Алик с усмешкой.

- Ты кусаешь, как любой новообращённый. Навык приходит с опытом, - возразила я.

Алик передёрнулся, склонился к предложенной руке и максимально аккуратно укусил. Дирк всё же поморщился, но больше ничем себя не выдал. Алик отстранился после трёх глотков.

- Пойдём? – нейтрально поинтересовалась я, - Я обещала Марине, что загляну. Неплохо бы самим ещё раз прогуляться по Бергу, а потом придётся вновь беседовать с вампами. Через них быстрее всего выйти на тех, кого мы ищем.

Я крепко обхватила Алика за руку, Дирк открыл для нас дверь, и мы вышли в коридор. Мы, не сговариваясь, создали видимость, что идёт Мастер и его приближённые. За дверью должен быть кто-то живой, кто-то, кому поручено за нами приглядывать. Однако ожидание не оправдались. В одиночестве мы поднялись наверх, и только тогда, отреагировав на наши шаги, из-за двери высунулась миловидная девушка лет двадцати.

- Леди, вы…, - она осеклась и в немом изумлении уставилась на Алика, - Но, - пролепетала она, и слова иссякли.

- Милая леди, - усмехнулся Алик, - Уверен, вы знаете, что сильнейшим из вампиров совсем не нужно дожидаться заката.

- Да…. Ой, я зашторю окна!

- Излишне, - остудил Алик её пыл, и более не обращая на девушку внимания, повёл меня прямиком к входной двери. Девушка следовала за нами попятам, но толку от неё не было, поскольку у неё, похоже, случился культурный шок. Алик клыкасто улыбнулся ей, покрепче сжал мою руку, и мы вышли на улицу прямо в солнечный свет. Я напряглась напрасно: ничего не происходило. Пока я соприкасаюсь с Аликом кожей, он в безопасности.

- Полагаю, ей не поверят, - сказал Алик, когда мы отошли достаточно далеко, - Решат, что я ей это внушил.

- Тоже не плохо. Оба варианта подтверждают твою силу.

Мы поймали такси, и уже через четверть часа входили в полюбившееся мне кафе с невероятно вкусной домашней кухней и весьма демократичными ценами.

Я заказала полноценный обед себе и Дирку. Алик составлял нам компанию и старался скрыть своё состояние. Он бы тоже хотел вспомнить вкус человеческой пищи, но с тех пор, как он стал вампиром, обычная еда была ему не доступна. Дело не только в том, что, провалившись в желудок, пища будет лежать и гнить, а ещё и в том, что восприятие вкуса у вампиров иное.

- Не надо меня жалеть, - морщина перечеркнула лоб Алика.

- Я не жалею, а сожалею, что лично отправила тебя в логово обратившей тебя твари.

- Ты не виновата.

-  Виновата. Я знала, что шансов у тебя почти нет.

- Ты меня предупредила. Ты рассказала о нём всё. И ты ошибаешься, шансы у меня были. Целых два. И я оба упустил, - Алик замолчал и отвернулся, а я поняла, что, оказывается, сильно недооцениваю его способности. Говорить что-либо дальше было бессмысленно. Однажды Алик всё поймёт и изменит своё ко мне отношение, это если мягко сказать. Подозреваю, он вполне способен меня приговорить.

Обед стал безвкусным. Ещё и Дирка расстроила: лисёнок притих и сжался в комок, будто ждал, что его ударят. Чувство вины окрепло. Я потрепала Дирка по волосам, но он чувствовал моё состояние и не купился.

- Тина, давай ты займёшься делом, а не самокопанием, - довольно резко произнёс Алик.

- Сейчас должна подойти Марина, - отчиталась я, - Ещё раз расспросим её про местную общину магов. Дальше по обстоятельствам. Можно начать охоту или повторно поговорить с вампирами.

План был скверным, но лучше, чем никакой.

Марина появилась, когда я доедала свою порцию. Она остановилась на пороге, обвела зал взглядом и, увидев нас, расплылась в улыбке. Она энергично помахала, подозвала официантку, сразу же сделала заказ и быстро подошла к нам.

- Привет, - я улыбнулась ей в ответ.

Марина поздоровалась с каждым из нас, подозрительно покосилась на Алика, вспомнив его безумное требование призвать его дух, и устроилась за столом.

- Что-нибудь не так? Почему вы такие хмурые?

- Всё в норме, - отозвался Алик, - Кстати, ты не забыла про обещанный мне сеанс?

Марина вздрогнула.

Алик засмеялся подозрительно счастливым смехом.

- Марина, я уже спрашивала тебя, но будь добра, повтори ещё раз. Мы ищем группу сенсов, связанных со смертью.

- Один мужчина, подозреваю как раз из числа этих ребят, очень настырно требует моего внимания. Больше я никого не знаю.

Я записала в блокнот всё, что Марина могла о нём вспомнить, но спешить к нему с визитом не стала. Рано. Сначала поговорим с вампирами второй раз. Уход Алика должен был произвести впечатление, он встал днём, и прямые солнечные лучи не причинили ему ни малейшего ущерба. Полагаю, они захотят, чтобы он покинул Берг в ближайшее время, а для этого им придётся поспособствовать нашим поискам. Я почти не сомневалась в успехе, что не мешало мне продумывать пути отступления, если ситуация начнёт развиваться по наихудшему сценарию.

Поболтав немного, мы с Мариной распрощались. Ей с утра на работу, а у нас ещё дела.

- Позвони Авроре, - предложил Алик, когда мы остались одни.

- Какой Авроре?

- Той самой, что пригласила тебя в Берг. Предложи ей встретиться здесь и сейчас. Полагаю, ничего более эффективного мы не придумаем.

Я сомневалась. Аврора заставила меня беспокоиться, её осведомлённость нервировала, но возражать Алику не хотелось. Я посмотрела ему в глаза, убедилась, что настрой у него самый решительный, он прекрасно осознаёт, что и зачем делает, все риски он уже взвесил. Мне оставалось только набрать оставленные мне номер телефона и сказать:

- Алло, Аврора? Вас беспокоит Хозяйка кладбища в Хельбурге. Я готова встретиться прямо сейчас. Позже не смогу. Я в городе проездом.

Я ожидала сопротивления, но Аврора легко приняла все мои условия и пообещала быть в течении пятнадцати-двадцати минут.

- Я рассчитываю, что вы будете одна.

- Разумеется, - заверила она меня и повесила трубку.

Готовность бросить всё ради встречи со мной мне категорически не понравилась. Нутром чую подвох.