Я всё ещё смотрела на Сева, когда у меня появилась идея, как убить двух зайцев одним выстрелом. Мой вампир, помнится, жаждет быть полезным, а мне нужно сделать Стасу подарок, вот пусть и займётся. Знаю я, что подарю.

- Сев, я сейчас уеду по делам. Если кто-то появится, сразу звони, хорошо? Ты ведь уже разобрался, как пользоваться телефоном?

- Да, мастер.

- Отлично.

В Хельбурге был единственный супермаркет, работавший двадцать четыре часа, он-то мне и нужен. Я собиралась купить пачку бумаги и гелиевую ручку. Будет Стасу дар со смыслом, ой будет.

Супермаркет назывался «Нора», я в нём ещё ни разу не была, главным образом по той причине, что он находился недалеко от Родниковой башни, но сейчас выбирать не приходилось. Я сосредоточилась на том, чтобы сжать мою силу, собранную в тугой шарик в районе солнечного сплетения, ещё больше. Я не хотела, чтобы кто-то из вампиров меня случайно почуял, пусть воспринимают, как обыкновенную смертную.

Я припарковалась у самого входа, и вышла из машины, вдохнув свежий ночной воздух. «Нора» ярко светилась, и я задумалась, на какой слог ставить ударение. На первый – получается женское имя. Не думаю, что владелец обозвал бы свой магазин ямой. Или всё же логово?

При моём приближении стеклянные двери разъехались, пропуская меня внутрь. Обычный такой магазин. Справа кассы, слева ящички камеры хранения, чуть впереди ряды тележек и стопки корзин. Я мазнула взглядом по охраннику, и он мне не понравился. Мощный парень лет двадцати пяти, выражение лица никакое, словно дома никого нет, чересчур белокожий, и взгляд у него был тяжёлый, немигающий.

Корзина, которую я взяла первой, оказалась треснутой, во второй лежал скомканный чек, третья мне подошла. Торговая зона начиналась растяжкой «распродажа» и натуральной свалкой. Товар был выставлен без всякой логики, бутылки молока соседствовали с чешками и стиральным порошком. Зато каждый товар был отмечен красным ценником, на котором в обязательном порядке было два числа: большее зачёркнутое и меньшее, написанное жирным шрифтом.

Я решила, что не хочу тратить время впустую и направилась к сотруднице магазина, которая поправляла разворошенную покупателями пирамиду коробок печенья.

- Здравствуйте, подскажите, пожалуйста, где здесь канцелярские принадлежности?

Она обернулась, оценивающе прошлась по мне взглядом, после чего полуобернулась и сообщила:

- Я вас провожу, - и двинулась вперёд.

Я невольно насторожилась. Она не казалась услужливой, потому что вежливости и стремления угодить в ней не было ни капли, но она взялась проводить. Наверное, у меня паранойя, но лучше я сейчас буду подозревать провожатую во всех грехах, а потом чувствовать себя глупо и немного виновато, чем доверюсь и позволю себя обмануть.

Сотрудница «Норы» свернула в отдел «Соки и вода», остановилась, поджидая меня, хотя я отставала всего на несколько шагов. Я тоже остановилась. Она была бледна. Меня как молнией пронзило чувство опасности. Я шагнула к стеллажу, повернулась к нему спиной и позволила себе на долю секунды оглянуться. К нам неспешно шёл охранник.

Я подобралась, но охранник остановился и принялся пересчитывать упаковки сока, словно для этого и пришёл. Мне казалось, что они собираются напасть, но, похоже, я ошиблась.

- Девушка? – обратилась ко мне провожатая. Глаза её оказались невероятно красивыми, притягательными. Захотелось смотреть в них вечно, раствориться, отдаться без остатка. В груди заворочался холод. По телу пробежала волна мурашек. Я больше не тонула в её глазах, но и не освободилась. В голове прояснилось, хотя вампирша всё ещё пыталась меня зачаровать.

- Девушка, - повторила она с мурлыкающей интонацией.

Вампирша была пятилеткой. Возможно, однажды она станет мастером, но пока она дитя. Я встряхнулась.

- Так, где канцелярские принадлежности?

Вампирам тоже нужны деньги, и сейчас, кто бы ни значился директором и владельцем магазин, зуб даю, настоящий хозяин Стас. Интересно, мёртвые сотрудники получают зарплату, или на них экономят?

Я рассчитывала, что нападать на людей в супермаркете вампирам запрещено. И провожатая, и охранник считали меня простым человеком, отчасти потому что я сильно закрылась, отчасти потому что им не хватало элементарного опыта. Раз зачаровать меня не получилось, меня должны отпустить. Вампирша хмурилась, а я смотрела ей в глаза, и они больше меня не затягивали. Теперь её глаза даже красивыми не были, самые обыкновенная светло-кари.

Охранник понял, что у подруги не выходит.

- Дай-ка я. Уважаемая! – громко позвал он.

- Да? – я обернулась и спокойно встретила его взгляд.

Вампир сосредоточился, напрягся. Он был постарше, одиннадцать лет от смерти. Глаза – маленькие буравчики, тоже карие, но тёмные. Ничего не происходило. Вампир озадачился.

- Простите, но всё-таки, где канцелярские принадлежности? В чём дело?

- Там, - махнул рукой охранник.

Вампирша ссутулилась, повернулась ко мне спиной и быстро пошла вперёд

- Вот, - указала она на нужный мне отдел, ещё раз попыталась зацепить меня взглядом, но так и не смогла. Продавщица убралась восвояси, кажется, она хотела обсудить случившееся с охранником.

Я начала с выбора ручки. Шариковая мне не подходит точно, так что пришлось перепробовать с десяток ручек, пока не выбрала тёмно-синюю гелиевую, оставлявшую чёткий толстый след.

Мой взгляд зацепился за тетради. И почему я решила, что нужна бумага? Но пришлось разочароваться. Обложки с котятами и популярными у молодёжи певичками-однодневками вручать вампиру, пережившему несколько столетий, как-то глупо. Альбомы для рисования меня тоже не порадовали, но от идеи купить бумагу я отказалась – слишком тонкая. Я выбрала пачку белого картона.

Вот теперь за кофе и можно на кассу. Я чувствовала взгляд охранника спиной, пока размышляла, какой степени обжарки я хочу взять кофе в этот раз. Надеюсь, вампир не станет делать глупостей. Я выгрузила свои покупки из корзины, отставила её на пол и отодвинула ногой. Меня ждал ещё один неприятный сюрприз. Кассирша тоже была мёртвой. Она поздоровалась, как примерная девочка, уточнила, нужен ли мне пакет, и тоже попыталась зачаровать. Я притворилась, что не замечаю.

Вампирша так старалась, так увлеклась, что выдала мне сдачу в два раза больше, чем следовало, я ей на это мягко указала. Девушка в ответ обозлено зашипела, но сумела мгновенно подавить первую реакцию и взяла себя в руки, мы мило распрощались. Я продела руку в дужки пакета и оставила его болтаться на запястье, это не очень удобно, зато сохраняет рукам свободу.

Меня смущал вампир-охранник, он снова топтался у стеклянных дверей и не сводил с меня немигающего взгляда. Чтобы пройти мимо него на выход, я сделала над собой усилие, потому что поворачиваться к нему спиной я откровенно боялась. Единственное утешение – он на работе, он не должен рискнуть напасть. Уговаривая себя таким образом, я вышла на улицу.

- Это не вы обронили?

Я уже садилась в зеленушку, когда охранник оказался за мной. Небольшая дистанция ещё оставалась. Вампир показывал мне карандаш.

- Нет, не я.

Он шагнул ко мне. Вампир предпринял последнюю попытку меня подчинить. Я захлопнула дверцу у него перед носом. Отъезжая, я видела в зеркало заднего вида, как вампир сжимает и разжимает кулаки. Если отбросить сам факт того, что кровососы хотели устроить пирушку, вели они себя на редкость прилично. Но всё же я спрошу у Стаса, разрешено ли малолеткам питаться от случайных посетителей.

Город в очередной раз меня неприятно удивил. По дороге я мыслями потянулась к Севу, и он откликнулся. Он почувствовал моё внимание, и я поняла, что дома всё в порядке, волноваться не о чем. Я ехала и размышляла, что делать с бывшим хозяином моего вампира. Стас явно дал понять, что не станет меня защищать, а у самой силёнок маловато.

По возвращению первым делом я поднялась в свою комнату и достала тетради, оставленные мне бабкой. Мне нужна одна, та, в которой собраны легенды о некромантах. Преподнесу Стасу пару историй из семейного архива.

Подхватив тетрадь, я спустилась на кухню и позвала Сева. Он будто только оклика и жал, тотчас застыл в дверях с полным отсутствием какого бы то ни было выражения на лице. Я указала вампиру на стул за столом.

- Завтра Мастер города устраивает приём в мою честь. Стас признал меня равной, и теперь приходится напоминать об этом публике. Ты и лисы меня сопровождаете.

Я вскрыла купленную упаковку кофе. Пошёл приятный аромат, но слабый.

- Мастер, - с вопросительной интонацией произнёс Сев.

- Да? – и почему он каждый раз требует разрешения, чтобы задать вопрос.

- Обычно приём предполагает публичный обмен подарками.

Я обернулась на Сева, но по его лицу ничего не смогла прочесть, а срывать его маску безразличия не хотела, так что просто продолжила разговор:

- Стас обещал подарить какой-то древний кинжал с серебряным лезвием.

- Обещал? – вырвалось у Сева.

- Да, Стас рассказал, что мне подарит, чтобы я была готова.   А что тебя смущает?

- Подарки не оговаривают. Подарок может причинить боль, которой не причинит удар хлыста.

Я вспомнила, как Стасу вручили отлитую из золота статуэтку-напоминание, вспомнила, как поднимали бокал крови за леди Ларису.

- Стас хочет произвести впечатление на своих вампиров. Получается, что мы с ним против них, поэтому он и предупредил. Так вот, я собираюсь подарить ему копии записей семейного архива. Моя бабушка собрала легенды о некромантах.

- Нож в качестве подарка может означать угрозу, - настороженно подсказал Сев, явно сомневаясь, придётся ли его информация ко двору.

Я кивнула.

- Среди легенд о некромантах есть такие, которые тоже можно толковать как угрозу, - продолжил он.

Я положила на стол тетрадь бабушки, пачку картона, ручку.

- Выбери сам.

Сев уставился на меня так, словно никогда не видел, моргнул, подождал, не передумаю ли я, и хрипло произнёс:

- Да, мастер. Для меня это большая честь.

Сев осторожно раскрыл тетрадь на первой странице. Всё, больше я ему пока не нужна, с чувством глубокого удовлетворения я отвернулась к плите. Хочу кофе. Я поставила турку на конфорку, и склонилась над плитой, ожидая, когда начнёт подниматься пена. Садиться за стол я не стала, отчасти потому что не хотела дёргать Сева, он бы наверняка на меня отвлёкся, отчасти мне просто нравилось медитировать над туркой.

Послышались шаги, и через минуту на кухню зашёл Алан. Он покосился на читающего тетрадь Сева и прошёл к холодильнику.

- Мне тоже что-нибудь достань.

Алан не ответил, но просьбу выполнил.

- Завтра ты сопровождаешь меня к Стасу. Сев и Дирк тоже идут.

- А тигров чего не берёшь? – спросил лис.

- Я об этом не думала, - призналась я. На самом деле у меня нет никакой уверенности, что тигры не выкинут какой-нибудь пакостный финт в самый ответственный момент.

Алан безразлично пожал плечами. Он нарезал бутерброды и оставил тарелку на маленьком столике у плиты. Подоспел мой кофе. Алан для себя поставил чайник и грозно уставился на него, будто мог помочь вскипеть. Я взяла бутерброды, свою чашку и вышла, бросив Алану на ходу:

- Заваришь чай – приходи.

- Зачем?

- Чтобы Севу не мешать.

Алан никак не ответил. Что-то мне не нравится его настрой.

Я подошла к окну. На небе сияла почти полная луна.

- До ночи, когда я брошу тебе вызов, всего ничего, - произнёс возникший за моей спиной лис. Я вздрогнула и резка обернулась. Алан ухмыльнулся, подул на свой чай и сделал приличный глоток.

- Зачем тебе меня вызывать? Ты не рвался спасать Дирка от Вепря. Зачем тебе приспичило взваливать на себя ответственность?

- Мне не нужна ответственность. Но я не могу смириться, что моей Фокси является человек. Это противоестественно.

- Противоестественно жрать того, кто тебя защищает.

- Ты не оборотень, тебе не понять.

Я отвернулась к окну.  Кофе остыл, бутерброды кончились. Ещё пара часов и взойдёт солнце. Я уже чувствую, как ночь иссякает. Примерно тоже самое почувствовал Сев, потому что он появился в холле:

- Мастер.

- Да? – устало спросила я.

- Мастер, - Сев запнулся, но продолжил, - Я не успеваю выполнить ваш приказ до восхода.

Сегодня Сев мою кровь не пил, следовательно, на восходе он умрёт для мира до заката. Не хотелось бы. Тем более я почти ожидаю проблем с кабанами, тогда Сев может понадобиться. Я спокойно протянула руку  запястьем вверх.

- Благодарю, мой мастер, - выдохнул Сев, в мгновение преодолел холл, очень медленно поднёс ладонь к моей руке, чтобы я могла на него опереться, склонился, поцеловал запястье, едва коснувшись губами, ещё раз взглянул на меня в поисках одобрения и прокусил кожу.

Я сосредоточилась, и вместе с кровью в вампира потекла моя сила. Вместе мы встретим рассвет, будем купаться в лучах восходящего солнца, первые лучи дневного светила заиграют золотом на наших лицах, осветят яркими пятнами одежду, запутаются в волосах. Сев продолжит переписывать легенды, а я лягу на пару часов поспать. Мне предстоит непростой день и трудная ночь.