В зал вернулись вампиры. Пришлые шли низко опустив голову, со связанными за спиной руками. Путы их не сдержат, но символично. По бокам от них стройными линиями двигались хельбургские кровососы. Последней в зал зашла Марга и тотчас вернулась к Зое. Вампиры приблизились, пленники сами, без понуканий встали на колени, только один из них, я заметила, коротко вскинул голову и осмотрел зал, на миг встретившись взглядом со мной.

От пленников тянуло голодом и лёгким беспокойством. Выглядели они так, будто ждали, что сейчас их примут в новую общину. Большинство мастеров города на моем месте поступили бы именно так: если смог победить хозяина, то его подданных точно сможешь контролировать, следовательно, бери и пользуйся.  Для меня всё столь очевидным не было.

- Сев, ты их знаешь? – позвала я своего вампира.

Он чуть отстранился от меня, внимательно вгляделся в лицо каждого из коленопреклонных вампиров и ответил:

- Нет, мастер. Меня держали отдельно. Я их мельком только видел, но никогда не пересекался. Они его приближённые воины.

- Ясно. Алик, есть, что про них сказать?

- Нет.

Не сомневалась даже. Я присмотрелась к вампирам. Все десять неслабые мастера, Римуса превосходят, то есть справляться с ними предстоит лично мне. Хочу я этого? Нет. Убить? Не знаю. Хотелось понять, чего они стоят.

Меня коснулась ледяная сила Зои:

- Судя по твоему сосредоточенному выражению лица, пытаешься проникнуть в глубины их тонкой душевной организации?

- Да.

- Тина, а мне интересно, ты задумывалась о том, что будет с вампирами казнённого тобой мастера? Ты, мне казалось, проповедуешь теорию тотальной ответственности. Мол, подобрала раненого лисёнка, всю жизнь будешь его пасти.

Я мысленно застонала. Я согласилась сесть на трон в Хельбурге только по той причине, что не была готова отдать город неизвестному приблудному мастеру. Римусу отдам, но Римусу неизбежно потребуется помощь. А теперь до меня дошло, что я влезла в дела ещё одной общины. Что будет с теми вампирами? С одной стороны – мне всё равно, как-нибудь разберутся. С другой – вампирий закон гласит, общину получает победитель Мастера. С третьей – а сколько там ещё таких Севов?

- Тина, - снова позвала Зоя, - я не останусь в Хельбурге и планирую перебраться в собственный городок. Почему бы мне не взять этот, уже обезглавленный.

- Забирай, - легко согласилась я.

Марга грациозно выбралась из кресла, подошла к пленникам и принялась внимательно рассматривать каждого, троих даже дёрнула за подбородки, заставляя поднять лицо. Оказалось, это лишь начало. Марга не спешила принимать клятву крови, она пошла на второй круг, но теперь она останавливалась перед каждым, обнимала ладонями голову и замирала. И  я поняла, что она ищет ответ на мой вопрос – чего они стоят, что из себя представляют. Я могла проникнуть в сознание Сева, при желании и в сознание любого другого своего вампира, Марге же не требовалась связь, хватало прикосновения.

- Вот эти, - отчиталась она, - радовались, что мучают не их и старались держаться от пыток подальше. Эти, - указала на двоих, - помогали мастеру и получали от происходящего удовольствие.

- Казнить, - решила Зоя.

- Можно? – спросила я некромантку на личной волне, - Я не сомневаюсь в способностях Марги, но мне нужно на ком-то тренироваться.

Северьян поддержал меня за руку, помог сойти с помоста в зал и моментально пристроился сзади, но Римус его аккуратно оттеснил. Стас и Алик остались у помоста.

Я приблизилась к указанным Маргой вампирам. Шатен с узким треугольным лицом мне понравился больше обладателя тускло-рыжих волос, и я шагнула к нему. По лицу ничего не прочесть. Я сдавила его виски, отпустила свой холод и представила, будто бью его тараном прямо в лоб. Вампир не дёрнулся, а мои щупальца уже проникали в его разум, начиная своё исследование. Это должно быть больно, но вампир ничем себя не выдал, более того, он изо всех сил старался мне не сопротивляться. Я потянулась к его воспоминаниям.

Вот он удерживает какого-то подростка, когда хозяин медленно и с наслаждением прокусывает тонкую шейку, а ребёнок кричит и безуспешно рвётся прочь. Вот он сам прикладывает раскалённый железный прут к чьему-то телу. Если жгут вампира, то выживет, человек – нет, и не ясно кому повезло больше. В этих воспоминаниях вампир казался пустоголовой куклой. Чётко выполнял приказ, не позволяя себе ни единой эмоции.

Противно, но на первый взгляд не смертельно. Я повернулась к Марге:

- Что ты в нём увидела? Почему решила убить?

Вампирша ухмыльнулась во все клыки:

- Я хотела знать, станете ли вы проверять меня. Этот самый безобидный из всех.

- Ясно.

Я уже не лезла в воспоминания, но всё ещё была в разуме вампира, и следующий миг для меня стал неожиданностью: будто с луковицы слезла шелуха, мне открылся новый слой. Вампир, которого я держала, до одури боялся прогневать своего хозяина, боялся оказать на месте мальчиков для битья. Сейчас он тоже боялся, но совсем не так сильно, будто не верил, что мы можем причинить ему нечто поистине плохое. Насмотревшись пыток и бесконечно длящегося ада, смерти как таковой вампир не боялся. И я занырнула ещё глубже, вырывая самые первые воспоминания после смерти. Невыносимая жажда крови, готовность на всё ради глотка, но он закован в цепи и сидит в клетке, а прямо перед ним, хозяин режет руку оборотню и слизывает алые капли. Ад.

- Оставь его себе, - вдруг вмешалась Зоя, и я разорвала контакт с разумом вампира, - Он не выглядит желающим пробиться вверх по иерархической лестнице, и думаю, третье-четвёртое место его устроит.

Я перевела взгляд на второго смертника. Положила ладони ему на виски, и он зашипел. Он пытался защититься, показать лишь выбранный им набор «правильных» картинок. Этот кровосос поддерживал хозяина, потому что мечтал стать таким, как он. На меня лилась злоба и желание мучительно убивать.

- Казнить, - подтвердила я приговор,- а ты, - обратилась к вампиру, названному Маргой безобидным, - принеси мне клятву крови.

- Да, мастер, - ровно ответил он и тотчас пробил клыками моё запястье. Подумать, как укусить безболезненно, ему и в голову не пришло.

- Я даю тебе жизнь и силу. Отныне я твой мастер.

Я отняла руку и подтвердила слова прикосновением губ. Я вернулась на трон, и новый подданный последовал за мной до помоста, где замер между Римусом и Стасом. Ночь подходила к концу. Совсем скоро самые слабые вампиры попадают замертво и пробудут мёртвыми до следующего заката. Дела все переделаны. Марга без церемоний оторвала приговорённому голову. Остались мелочи, и можно сказать, новый порядок в городе почти установлен.

- Тина, пойдём посекретничаем, - предложила Зоя, выбираясь из кресла.

Мы вышли из тронного зала, поднялись по лестнице и вышли из Родниковой башни. На небе занималась заря. Густые тёмные краски уступали место бледным акварельным цветам рассвета. Зоя вглядывалась вдаль, будто могла увидеть там ответ на давно терзающий её вопрос.

- Ты справишься, - внезапно сказала она, - Ты перепроверила слова Марги, хотя имела полное право довериться ей. Ты будешь хорошим ответственным мастером.

- Я не хочу.

- Я хотела покоя, Тина. Я застряла на границе жизни и смерти, столетия проходили мимо, а я была ни жива, ни мертва. Я хотела уйти за грань окончательно, но вместо этого пробудилась. Думаешь, я хочу? Нет. Я ведь по-прежнему мёртвая, только стою не на грани, а по эту сторону черты. Однажды я окажусь среди теней и серых красок, но пока я ещё здесь, я не в праве отказываться от карты, которую сдала мне судьба. Раз я очнулась, я буду вновь ходить по земле среди могил и мертвецов. Среди людей мне места нет, зато я отлично впишусь в вампирье общество.

- Если ты хочешь вечного беспробудного сна, почему принимаешь обратное?

- Потому что верю в судьбу. Верю, что судьба назначила мне путь, который должно пройти, каким бы длинным он ни был. Иначе не обрести покой. Я веками пыталась понять, почему не перешла за грань. Можно по-разному ответить, но сейчас я полагаю, что самая главная причина – я не исполнила предначертанного.

- Ты веришь или знаешь?

- Верю, Тина. Это лишь мнение. Но давай лучше поговорим о тебе и твоём новом статусе. Первое время управляться с вампами будет непросто, потом привыкнешь, научишься. Формально править будет Римус? Я бы посоветовала тебе выделить личную свиту.

- Северьян, этот новенький, потому что Рим слабее его, возможно, Алик. Признаться, я не знаю, как ему помочь.

- Он очень свободолюбив? – поинтересовалась Зоя, - Среди вампиров попадаются бывшие охотники, Алик справится, если сможет смириться с тем, что теперь он твоя собственность.

Я нахмурилась. Собственность мне ни к чему, только это лукавство. Я уже опробовала на Севе свою власть и знаю, что на других могу влиять точно так же. Без меня Алик не очнётся на закате. Северьян, кстати, тоже. Я могу низвести любого из них до уровня зомби, лишить разума или лишить контроля над собственным телом. Я передёрнула плечами. Противно это всё. Зоя почему-то ухмыльнулась, а потом сказала неожиданное:

- Есть мнение, что на заре времён, когда ещё пирамиды в Египте не были построены, вампиры были стражами людей.

- В смысле?

- Члены племени давали от себя питаться, а вампиры людей защищали. Что-то вроде взаимовыгодного договора, только с другой подоплёкой. У племени был некромант, который контролировал мертвецов, а те были не чужаками, а предками ныне живущих. Первые свои дни вампир – это безумная, гонимая жаждой крови тварь, но потом разум возвращается. Стал бы, например, дед убивать правнука?

- Это лишь версия.

- Да, но в её пользу говорит логика, - заметила Зоя, - Вампиром становится человек, обращённый другим вампиром. Но откуда взялся первый?

- Возник?

- Вот взял и возник? – ехидно уточнила Зоя.

- Почему нет?

- Потому что его, когда бы он начал похищать и обращать людей, убили бы. Даже раньше, когда он начал пить кровь. Охотники – профессия древняя. Подключились бы маги, шаманы, медиумы…. Допустим, сразу возникло несколько вампиров, у них есть шанс создать собственное общество, но тогда получается, что случай самозарождения вампира не уникален, но это противоречит действительности. Нигде больше этих первых не было. Заметь, почти у всех народов мира есть истории о восставших мертвецах, но герои этих историй совсем не наши с тобой вампиры.

- Так откуда, по-твоему, взялись вампиры? – спросила я, - Какова твоя версия?

- Версия не моя, а моего наставника. Он считал, что вампиров создала пара некромант-медиум. Некромант, как ты понимаешь, поработал над телом, а медиум вернул в тело личность.

- Не пойдёт, - качнула я головой, - Если всё так и было, то почему никто этот эксперимент не повторил? Что-то мне не верится, что за столько тысяч лет, не нашлось подобной пары, для которой любопытство важнее этики.

- Может и нашлось, - возразила Зоя, - Откуда тебе знать? Могли же поднять такого вампира, убедиться, что получилось, и убить. Мой наставник мечтал повторить опыт, но медиума не нашёл.

Зоя помолчала и переключилась на будничный лад:

- Мы с Маргой сейчас уйдём. Пора. Если что, зови, ты уже умеешь. Я как-нибудь тебя навещу. Первые дни ночуй в Родниковой башне и будь жёстче. Удачи тебе, Тина. Лёгкой тебе смерти.

Я почувствовала приближение трёх вампиров. Первой шла Марга, за ней семенила подаренная Зое вампирша. Замыкающим оказался Сев. Напоровшись на мой недоумённый взгляд, он дёрнулся и опустился передо мной на колени.

- Простите, мастер. Я….

- Ему без тебя неплохо, но будь его воля, не отходил бы ни на секунду, - перебила Сева Марга.

Пришлось коснуться его щеки в успокаивающем, одобряющем жесте. Марга развернулась ко мне всем телом, учтиво, с достоинством поклонилась:

- Прошу прощения за вынужденную ложь. Зоя желала видеть, что вы готовы быть мастером, что вы будете судить не с чужих слов, а проверять собственной силой. Как вампирша, могу сказать, что вы будете хорошей хозяйкой. Северьян не даст солгать, - улыбнулась она.

- Удачи тебе, Марга. Я не в обиде. Зоя, спасибо. Всего тебе доброго.

Марга резко дёрнула к себе вампиршу, приблизилась вплотную к Зое, и три девушки ушли в предрассветную высь. Я стояла на пороге, пока они не скрылись из виду. Только потом оглянулась на своего вампира. Как ни странно, сейчас он не смотрел на пробуждающийся день, а жался ко мне.

- Тяжёлая была ночь? – спросила я.

- Да, мастер. Мастер, мне будет позволено попросить?

- Конечно. Что ты хочешь?

- Остаться при вас. Я хочу принадлежать вам, а не Римусу. Мастер?

- Ты мой, - пообещала я, и слова дались на удивление легко, - Ты мой, - повторила я увереннее.

В ответ Сев улыбался, расцветая на глазах.

На небе проклюнулось солнце, первые лучи позолотили просыпающийся мир, но Сев дневным светилом по-прежнему не интересовался. Он смотрел исключительно на меня. Я не удержалась и потрепала его по волосам. Моя сила, живущая в нём, тотчас откликнулась. Интересно, а связь с бывшим хозяином осталась? Я не стала откладывать вопрос  и, освободив свой холод, позволила ему закружиться вокруг нас, проникнуть в вампира, течь по его венам, пробираться в кости, исследовать самую суть.