План на вечер у меня был готов, и первое, что я сделаю – верну Северьяна. Он мне нужен. Ночь вступила в свои права, но окончательно ещё не стемнело. Я пробиралась среди надгробий и могил к той, где оставила Сева. Уверенность, что я делаю всё правильно, росла. Наверное, меня просто опьянял холод, хлынувший в окружающий мир. Своими невидимыми щупальцами я нашарила под землёй нужный мне гроб. Сейчас я очень точно осознала, что Северьян, как когда-то Римус, находится в глубокой летаргии. Гроб послушно всплыл на поверхность, крышка отъехала в сторону.

- Сев, - я тронула указательным пальцем его скулу. Вампир не мог пошевелиться, но я точно знала, что моё присутствие он заметил. Оцарапав запястье, приложила его к губам Сева, направила в вампира силу и позвала. Три секунды спустя Сев моргнул, единственное движение, которое он сделал, приходя в сознание. Грань сна и яви, я щедро отдавала свой холод, но берегла кровь. Одного глотка вполне хватит.

- Пей, - сказала я, и Сев без колебаний выполнил приказ, - Встать сможешь? – я отняла руку.

- Мастер?

- А ты кого ждал? – удивилась я.

- Вы меня убили.

- Я тебя вернула. Опасности больше нет, тебе не о чем волноваться.

Сев, будто вздёрнутая за верёвочки марионетка, оказался на ногах. Я вернула гроб в могилу, стянула холод обратно и хотела возвращаться в дом, но Сев сделал шаг вперёд, одновременно опускаясь на одно колено и протягивая ко мне руку:

- Мастер, прошу….

- Чего просишь?

- Позвольте узнать, почему, опасности больше нет. Что изменилось?

Я приняла его руку, сжала кончики пальцев и уверенно объяснила:

- Я его победила. Не без помощи, разумеется, но победила.

Сев не понимал.

- Чтобы поверить, что всё кончено, тебе нужно убедиться в его окончательной и бесповоротной смерти, да? – спросила я с грустной улыбкой.

Ответа на было.

- Идём, - вампир послушно поднялся.

С Севом я пообщаюсь чуть позже, сейчас меня ожидают четверо голодных кровососов. Ясно, что не самой мне их поить. Я приказала Севу позвать тигров. Усевшись на ступеньку, я привычно делилась холодом, пока вдали не появились крупные тени, в которых, по мере их приближения, всё отчётливее угадывались большие кошки. Кажется, у кого-то сегодня еда будет с мехом.

Я пересчитала тигров, убедилась, что пришли все, и сообщила Лиону:

- Накормите моих вампиров, и можете быть свободны на сегодня.

Сев даже не взглянул в их сторону. Основной голод он уже утолил благодаря моей крови, но сытым ещё не был.

- Сев?

- Благодарю, мастер. Прикажете….

- Если хочешь, - перебила я.

Сев моргнул, я уж думала, снова попытается отказаться действовать по своему усмотрению и попросит озвучить приказ, но он меня приятно удивил – сделал выбор сам. Хотя его решение мне и не понравилось: Сев предпочёл идти за мной, не отставая ни на шаг, чуть ли на пятки не наступая. Боялся.

В холле нас встречали остальные вампы. Первым стоял Римус, Марина рядом с ним на правах жены. Она присела в реверансе, он поклонился. Стас стоял во второй линии, тоже отвесил положенный поклон. Алика не было.

- Ваш вампир, мастер, - не дожидаясь вопроса, отчитался Римус, - сидит в подвале и не желает выходить. Прикажете взять за шкирку и вытащить?

- Нет. Втроём идите на улицу, тигры предоставляют свою кровь, но не усердствуйте.

- Благодарю, мастер.

- Сев, подожди здесь, или иди с ними.

В подвал я спустилась одна. Алик сидел на корточках в углу, привалившись спиной к стене и свесив руки между колен. Бледный, голодный. Я остановилась около лестницы. Мне от души хотелось пожалеть Алика, но он бы счёл жалость личным оскорблением. А ещё я чувствовала себя виноватой, отправила его в пасть к монстру именно я. Да, я рассказала о том вампире всё, что знала. Да, Алик мог погибнуть от рук любого другого чудовища. Но….

- Тина, а чем ты кормишь всю свою вампирью ораву?

- На улице стая оборотней.  Пойдёшь?

- Да, пойду, -  он горько усмехнулся, - Ты хорошо организовала.

Алик поднялся на ноги, оттолкнулся от стены и пошёл прямо на меня. Я как раз около лестницы стояла. С трудом подавила желание отшатнуться. Алик остановился за два шага, с шумом втянул воздух, хищно раздувая ноздри, и вдруг словно меньше стал, обхватил себя руками.

- Тина, а ты с оборотнями давно дела имеешь?

- Всё началось после дня рождения Плеча, когда я вернулась в Хельбург, а что?

- У них ведь та же система, что и у вампиров, да? Младший подчиняется вожаку и не может противиться, как недавно поднятый вампир мастеру?

- Да. Даже альфы не всегда способны противостоять вожаку. Алик?

- Я думал, что самое страшное – стать нежитью. Но ты права. Я всё тот же, и даже видел солнце. Изменений так мало…. Подумаешь, кожа ледяная. Подумаешь, свободы больше нет. Когда он мне приказывал, я не хотел, но телом словно кто-то другой управлял. Я шёл и выполнял приказ. А ещё я знаю, что выполню всё, что ты скажешь в приказной форме.

- Это временно, Алик. С годами вампиры становятся сильнее и выходят из-под контроля.

- Северьяну сколько веков? Он уже никогда не станет мастером.

- Алик? – повторила я.

- Можно я пройду? Пить, знаешь ли, хочется.

Я отошла в сторону. Алик двинулся по лестнице вверх.

- Ты всё-таки принял, что ты вампир?

Алик остановился и, не оборачиваясь, ответил:

- Тина, ты не понимаешь. Я всю жизнь считал вампиров тварями и даже не догадывался, что в большинстве своём они жертвы. Достаточно поближе взглянуть на Северьяна, на Марину. Тех чудовищ, о которых думал я, попросту нет. Есть отдельные мрази, как убивший меня.

- Они не белые и пушистые.

- Я знаю. Они несвободные. Люди ломаются и подчиняются обстоятельствам, а у вампиров нет ни малейшего шанса к сопротивлению. Просто нет, потому что в отличии от людей, их предаёт собственное тело.

Алик замолчал и почти бегом покинул подвал. Я сосчитала про себя до двадцати, чтобы дать ему время уйти, и медленно поднялась в холл. Вампиры возвращались с улицы сытые, довольные, настороженные. Я мысленно пересчитала их по головам. Сев прилип ко мне почти вплотную, Римус обнимал Марину, Стас держался особняком, Алик, вернувшийся позже всех, и вовсе старался сохранить дистанцию.

- На выход, - объявила я, - Едем в Родниковую башню.

Вопросов не задал ни одни. Я первой вышла из дома и, уперевшись взглядом в зеленушку, поняла, что мне снова предстоит решить задачку «рассади вампиров грамотно». Нас шестеро, машина вмещает пятерых, следовательно, Марина отправляется на колени к Римусу. Я бы предпочла сесть за руль, но усаживать рядком сразу трёх проблемных вампиров не хочу.

- Алик, будешь водителем?

- Как скажешь, - Алик распахнул дверцу и занял указанное мной место.

- Стас.

Вампир легко скользнул на дальнее сидение. Я устроилась посередине, и последним был Сев. Алик завёл, и зеленушка послушно покатилась в сторону Хельбурга. Я размышляла, как всё обернётся с бывшим хозяином Сева. Зоя придержит вампира для меня, а я окончательно решу его судьбу. Его существование должно быть прекращено, даже не из мести, а ради тех, кто ещё может попасть в его лапы. Уподобляться ему я не стану – быстрая казнь, и костёр, чтобы ветер разнёс оставшийся пепел, а от древнего садиста не осталось ни единой частички.

По мере приближения к башне, Сев всё больше нервничал. Я притупляла его эмоции, и надеялась, что смерть мучавшей его твари станет для Сева потрясением в хорошем смысле слова. Машина остановилась. Сев открыл дверцу, вышел и подал мне руку. Я поняла, что сейчас он пристроится в конце моей разрастающейся свиты рядом с Аликом. Не хочу.

- Сев.

Достаточно одного имени, и Сев развернулся, дал опереться на его руку и неуверенно пошёл рядом со мной. Точно такой же парой шли Римус с Мариной. Стас и Алик замыкали. Двери башни раскрылись при нашем приближении. По бокам створок я увидела двух вампиров.

Отпустив холод, я аккуратно ощупывала башню. Как и в прошлый раз, вампиры толпились в тронном зале. Туда я и направилась. Спустилась по лестнице, оглянулась убедиться, что все на месте, шагнула вперёд, и двери раскрылись. Сев закаменел. На троне сидел его бывший хозяин.

Я видела неестественную позу древнего вампира. К трону он был попросту пришпилен. В закутке для особых приёмов на креслах сидели довольные собой Зоя и Марга. Я их видела, Северьян - нет. Его взгляд был прикован к мучителю. Сейчас он снова нырнёт в ад прошлого и сломается, поняла я.

Обозначив кивок-приветствие в адрес мёртвой некромантки и её подруги, я выпустила свои ледяные щупальца, обвилась ими вокруг вампира на троне и сорвала его с постамента вниз, протащила по каменным плитам и оставила лежать на полу. Толпившиеся вдоль стен кровососы не отрывали глаз от разворачивающегося перед ними спектакля.

- Сев, это он тебя обижал? - я рванула поверженного за волосы, заставляя поднять лицо.

- Мастер? - шёпотом переспросил Сев, не понятно к кому из нас двоих обращаясь.

- Он или не он?

- Ненавижу.

Сев резко опустил руку, я аж пошатнулась, когда его запястье выскользнуло из-под моих пальцев, и отступил за меня.

- Хочешь? - я обернулась к Севу.

- Да, мастер, - теперь он говорил только со мной. Сжал кулаки, задышал часто-часто, что совсем несвойственно вампирам. Дёрнулся вперёд. Но тварь на полу вдруг, словно учуяла шанс. Тысячелетний вампир распрямился, оказываясь на коленях.

- Аргент, - уверенно произнёс он прошлое имя Сева, и мой вампир споткнулся, остановился, застыл.

Я положила ладонь Севу между лопаток, отдавая свой холод, напоминая, что теперь он мой, и я его сила, защита, опора. Сев отмер и прижался ко мне, ища успокоения.

- Северьян, можешь сделать с этим всё, что захочешь, - я положила вторую ладонь ему на плечо, и Сев вновь шагнул вперёд.

Больше оклики бывшего хозяина на него не действовали. Я покрепче спеленала древнего садиста. Сев сделал последний разделявший их шаг и с наслаждением ударил бывшего мастера ногой в лицо, опрокинул на лопатки и недоверчиво оглянулся на меня.

- Вперёд, - подбодрила я, и Сева прорвало.

Он налетел на своего палача, как вихрь. Глаз за движением не успевал. Смазанные силуэты, крик обоих вампиров, звуки ударов и текущая по камню кровь.  Вампиров Хельбурга происходящее почему-то напугало. Я встретилась взглядом с Зоей, и она одобрительно подмигнула, Марга эмоции скрывала, и я с любопытством оглянулась на свою свиту. Тоже пустые ничего не выражающие лица у старых вампиров, если не считать Марины, отвернувшейся от происходящего и уткнувшейся Римусу в подмышку. Алик казался озадаченным. Я сделала ему знак, что он может подойти, но Алик покосился на зрителей и остался стоять там, где был.

К общему шуму добавилось влажное бульканье, и я поняла, что Сев раздирает древнего вампира на части голыми руками. Я едва сдержала гримасу отвращения. Не хочу видеть, но я должна. Я направила часть своей силы бежать по телу вместе с кровью, и сразу же окружающий мир стал восприниматься иначе. Исчезли тошнота, отвращение, желание немедленно прекратить кровавую расправу и уже просто отрубить твари голову. Сев имеет право делать то, что делает. Вспомнилось, как я нашла его распластанным на камне: он был тогда куском мяса, приготовленным для зажаривания. Если Севу полегчает, если, уничтожив бывшего хозяина, он уничтожит свой страх, оно того стоит.

Не знаю сколько времени прошло. Сев выдохся. Отошёл от остатков того существа, что когда-то могло его мучить. Древний вампир гортанно ухал и мелко трясся. Руки и ноги Сев ему оторвал, горло было порвано, живот вскрыт, а вместо лица кровавое месиво.

Сев отступил на шаг. Осознание накрывало его медленно, и за осознанием шёл ужас. Сев оглядел себя: залит кровью с головы до ног. Наконец, он обернулся ко мне, приблизился нетвёрдой походкой и рухнул на колени.

- Сев, как ты себя чувствуешь. Легче стало? – спросила я с почти воркующей интонацией.

- Легче. Стало. Мастер, вы разрешите его убить?

- Да, я хочу, чтобы ты его убил.

Сев посмотрел на кровавую ещё не умершую массу, на свои руки. Рвать и уничтожать он больше не хотел.

- Можешь воспользоваться, - я предложила Севу серебряный нож, и он с искренней благодарностью его принял.

Сев встал на ноги, качнулся, будто у него кружилась голова, вернулся к телу и опустился рядом с ним.

- Будь ты проклят! – отчётливо на весь зал выкрикнул он, вонзая лезвие в грудь своего мучителя, провернул лезвие несколько раз, затем просто вырвал то, что осталось и швырнул на пол. Вампир стал окончательно мёртвым. Сев отложил лезвие, двумя руками обхватил голову твари, оторвал от туловища и отшвырнул прочь. Вот теперь всё.

Сев не поднялся.

- Всем покинуть зал, - приказала я. Сев сделал неуверенное движение, чтобы выполнить мой приказ, - Сев, ты остаёшься.

Он застыл каменным изваянием.

Я взглянула на по-прежнему сидящих Зою и Маргу:

- Пожалуйста.

Зоя едва кивнула и послушно направилась к выходу, Марга за ней. А мы с Севом остались вдвоём в огромном тронном зале. И на полу лежали ошмётки трупа. Я заметила, как Сев начинает дрожать. Подошла к нему, села рядом, и, не замечая, что измажусь в крови, крепко-крепко обняла его.

- Я с тобой, Сев.

Он не ответил, но закрыл глаза и придвинулся ближе.