- Ошибку?

Я медленно втягивала свой холод обратно.

- Конечно, - кивнула Зоя, - Такой всплеск сил, который ты сейчас продемонстрировала, не заметил только совсем слепой. Ты заявила о себе очень громко. По-моему, тебе рано.

Я была согласна с ней полностью.

Моё внимание привлёк глухой стон. Стас приподнялся на четвереньки, и отполз подальше от обездвиженного мною вампира. И тут я заметила, что Стас прикован к подножию трона цепью.

- Ты по-прежнему не готова к настоящей схватке, - продолжала Зоя, - Без страховки ты проиграешь, но успех налицо.

Я оглянулась на своих вампиров. Римус увлечён женой, а обращаться к Алику с просьбой позаботиться о Стасе казалось неверным. Я перевела взгляд на Зою. Некромантка поняла, что я в её слова особо не вслушиваюсь и сейчас смотрела на меня с лёгким прищуром.

- Зоя, можно просьбу к Марге?

- Да.

- Спасибо. Марга, если тебя не затруднит, приведи, пожалуйста, Стаса.

Вампирша легко кивнула и направилась к подножию трона. Большинство вампиров, находящихся в зале, неотрывно следили за её плавной походкой, и я с изумлением поняла, что Марга использует мою просьбу как способ покрасоваться.

- Тина, если ты не против, я возьму контроль над этим, - Зоя ткнула пальцем в побеждённого вампира, - пока ты не решишь, что с ним делать.

- Я уже решила, - ответила я, наблюдая, как Марга приблизилась к Стасу, присела на корточки и парой молниеносных движений сорвала с него оковы, поднялась и вздёрнула Стаса на ноги. Он глухо застонал и чуть было не повалился обратно, но Марга его удержала, схватила за шкирку и поволокла ко мне, а не доходя пары шагов, наконец, разжала руку, и Стас оказался передо мной. Я попыталась оценить, насколько он пострадал, воспользовавшись нашей связью через его метки, и обнаружила, что их больше нет. Вышедшая из-под контроля сила их попросту смела. Не жалко, честно говоря.

Бывшие подданные Стаса смотрели слишком заинтересованно и хищно, и я отодвинула мысли о том, как Стас себя чувствует, подальше. В сознании, окончательно помирать не собирается – уже хорошо. Я переключилась на то, чего от меня ждали вампиры:

- Стас, сегодня ты показал, что обманул меня. Ты проиграл тому, кого я победила, следовательно, ты не можешь быть мне равным.

- Да, Тина, - хрипло ответил Стас, - Право быть Мастером Хельбурга я тоже потерял.

В наш разговор вмешалась Зоя:

- Он тебе нужен? – имея в виду Стаса, спросила она, - Лично мне нет.

- И мне – нет, - добавила Марга.

- Не нужен, - вставил Римус.

А я думала, он, кроме жены, ничего не замечает….

Вампиры, внешне ничем не выдавали растущего напряжения, но я чувствовала, что одно моё слово, и эти хищники сорвутся с места, навалятся всей толпой и разорвут Стаса в клочья в буквальном смысле. Лучше бы они с древней садистской рухлядью так воевали.

Стас смотрел мне в глаза и ожидал приговор. Я просто не смогла обречь его на смерть. Негромко, но так, чтобы меня все слышали, произнесла:

- Я забираю его с собой, не следовало вводить меня в заблуждение.

По залу лёгким сквознячком пронёсся вздох разочарования. Стас поклонился, поднялся и переместился ко мне за спину изображать свиту.

Легкое касание морозной силы Зои, и от неё пришёл вопрос:

- Устала? - вслух при жаждущих крови вампирах о таком не спрашивают.

Я кивнула.

- Тина, - теперь Зоя обратилась во всеуслышание, - Наверное, ты хочешь для начала разобраться с обманщиком?

- Да.

- Тогда я предлагаю тебе ехать домой, а за хозяйством, - кивок на вампиров, - я присмотрю.

- Спасибо. Только этого древнего придержи, я сама с ним разберусь. Завтра.

- Как скажешь.

Я улыбнулась и вышла из зала. Сразу за мной последовал Римус с женой, за ним Стас и последним шёл Алик. Только оказавшись на улице, я поняла, что не подумала, как буду добираться до дома. Сюда меня тащил Римус, но теперь на нём висит жена, и залезать к нему в объятия при ней мне совсем не хочется. К тому же Алик точно не может лететь. Стас под вопросом. Левитировать он может, но не думаю, что в нынешнем состоянии он поднимется в воздух и, тем более, кого-то ещё потащит.

Вариант с такси сомнительный. Во-первых, где посреди ночи найти машину? Хельбург, увы, не столица. Во-вторых, нас слишком много, чтобы втиснуться в один автомобиль. Я обернулась к Римусу в надежде, что он предложит решение, однако вампир был снова занят исключительно женой.

Всё-таки нужен транспорт, и я предпочитаю, чтобы он потреблял бензин, а не кровь.

- Стас, здесь есть машина, на который мы можем доехать?

- Нет.

- Сейчас организую, - откликнулся Римус. Продолжая обнимать жену, он ушёл вверх, и буквально через пять-семь минут к нам подъехал автомобиль. За рулём обнаружился мужчина в деловом костюме, не таксист.

Из авто вышел Рим, и радушно открыл для меня дверцу. Я всё ещё сомневалась, как мы поместимся, впрочем, чего я переживаю? Пусть вампирша заберётся Риму на колени, не думаю, что кто-то из них будет недоволен. Я сделала шаг вперёд, когда услышала напряжённый голос Алика:

- Тина, водитель под ментальным контролем.

- И? - не совсем поняла я.

- Этот вампир принудил его приехать.

До меня, наконец, дошло, что именно не нравится Алику. Я обернулась к нему и поняла, что сейчас собственными руками возведу между нами непреодолимую стену.

- Нам нужно добраться до моего дома. Римус нашёл способ. Ты можешь предложить альтернативу?

Алик моргнул. Я понимала, что у него на языке вертится слово "пешком", но он так ничего и не сказал. Я уже снова отвернулась к машине, когда Алик едва слышно прошептал:

- Крови хочется. Очень. Я даже отсюда чувствую его пульс.

- Миллилитров триста пятьдесят - четыреста он вполне может тебе дать, - нейтрально ответила я, - Слышала, что мужчинам быть донорами даже полезно, потому что кровь обновляется. Правда или нет, не знаю.

- Он не сможет вести.

- Я сама сяду за руль.

Алик посмотрел на меня больным взглядом. Видимо, желал, чтобы я удержала его, сказала, что он чудовище, монстр, осудила, убила, но никак не хотел, чтобы я его молчаливо одобрила и поддержала.

- Если ты не будешь, то пью я, - внезапно влез Стас, - Убивать Тина не позволит, так что питаться может кто-то один. Решай быстрее.

- Думаешь, если Алик откажется, тебе будет позволено взять кровь? – насмешливо уточнил Римус.

Кажется, начинается самая обыкновенная свара.

- Римус, ты контролируешь водителя, сидишь вместе с женой на переднем сидении. Стас, залезай назад.

Вампиры тотчас выполнили распоряжение. Я устроилась посередине, и последним в машину сел Алик. Водитель повернул ключ, вырулил на дорогу и постепенно набрал скорость, увозя нас прочь от Родниковой башни. Ехали в тишине, если не считать нашего с водителем сердцебиения и дыхания.

Я поглядывала на Алика и всё больше нервничала. Он привалился к дверце, стиснул кулаки и не сводил взгляда с одной точки. Алик борется с жаждой, поняла я, и ни на секунду не усомнилась, что он проиграет. Слишком недавно он стал вампиром, чтобы ему хватило сил добровольно отказаться от крови.

Его кулак сжался сильнее. Алик, ты же не бросишься на водителя прямо сейчас, пока мы едем? Вслух я ничего не сказала. Рука расслабилась. Внезапно Алик обернулся ко мне и со злостью процедил:

- Я с собой справлюсь, Тина.

- А я – нет, - бесцветно произнёс Стас и рванул вперёд.

Я только почувствовала, как у меня распахиваются глаза, и внутренне сжалась, предвосхищая непоправимое. Алик подался вперёд, отрывая кусок обивки сидения, но удержался на месте. Если два оголодавших вампира начнут жор….

В следующее мгновение Стас оказался вжатым в заднее сидение, Римус нанёс ещё один удар точно кулаком в челюсть. Что-то хрустнуло, рот Стаса окрасился алым.

Я посмотрела на водителя. Находясь под ментальным контролем, он не заметил ничего. Машина продолжала ровно катиться по дороге. Случайно встретилась взглядом с женой Рима. На происходящее вампирша смотрела с лёгким любопытством, словно ей нравилось, как муж играючи расправляется с её бывшим владыкой.

Слева послышался хрип. Римус одной рукой удерживал Стаса на месте, а второй держал его за горло и при этом поглядывал на Алика, готовый скрутить и его, если потребуется.

- Стас, я запрещаю тебе питаться от водителя, - чётко выговаривая каждое слово, произнёс Рим.

Стас задрожал и прохрипел только одно слово:

- Пить….

- Если ты смог столько времени оставаться Мастером, сумей потерпеть.

Стас напрягся как пружина. Я подумала, что он сбросит или попытается сбросить Рима, но ничего подобного не произошло. Римус попросту разжал хватку и скучным голосом напомнил:

- Дёрнешься нарушить мой приказ – пресеку и накажу, - и вдруг, повеселев, добавил, - Я, конечно, не Лариса, но кое-чему у неё научился.

Стас отвернулся к окну, свернулся в клубок и замер. Всю дорогу он больше не шелохнулся. Алик продолжал рвать обивку сидения и время от времени вздрагивал, но терпел. Римус перебрался обратно на переднее сидение к жене.

- Познакомь нас, - сказала я, чтобы хоть на что-то отвлечься от мыслей о двух почти не контролирующих себя вампирах по бокам от меня.

- Моя жена Марина.

Вампирше пришлось обернуться ко мне. Теперь она выглядела несмелой и неуверенной.

- Мы поженились, когда ещё были людьми, - продолжил рассказывать Римус, - Целых четыре года мы были счастливы, а потом, - голос Римуса вдруг дрогнул, - Мариша приглянулась кровососу и её забрали быть донором. Я её искал, нашёл, а вот спасти не мог. Прости, Мариш,  я не смог.

Римус замолчал. Его жена, позабыв про меня, принялась ворковать что-то утешительное ему на ухо. Слов я разобрать не смогла.

- Мастер города понял, что нами будет легко манипулировать и обратил нас. Меня наказывали только одним способом – заставляли смотреть, как мучают Марину. Она смотрела, как пытают меня. Нам повезло. Мастеру мы не были особо нужны, и он нас продал сюда, в Хельбург. Мы разыграли, будто любовь осталась в далёком прошлом. Нас проверяли, но мы справились. Жить стало легче. Теперь правда всплыла.

Римус судорожно вздохнул и замолчал.

- Ты не мог победить вампиров, - медленно сказала я.

- Я должен был вовремя понять, кто мой враг, и обратиться к охотникам, - жёстко и непримиримо сказал Римус, - Я виноват.

Марина снова что-то зашептала.

- Я обещаю не трогать Марину, если решу тебя наказать.

- Расписываешься в собственной слабости, а, Тина? – насмешливо и зло уточнил он.

Я была удивлена до глубины души. Я хлопала глазами, минуты две осознавала сказанное и тихо переспросила:

- Рим, причём здесь слабость? Я предлагаю нормальное человеческое отношение и мирное сосуществование. Я не трогаю тебя и твою жену, ты не устраиваешь проблем мне. Хороший же договор. В чём проблема?

Я боялась его ответа.

- Люди на протяжении последних веков шли к тому, что ты называешь нормальным отношением. Рабов сменили зависимые от феодалов крестьяне, а на их место пришёл вольнонаёмный работник. Люди провозгласили свободу, равенство.

- Да.

- Думаешь, рабовладелец хотел отпускать раба, а феодал – отказаться от своего крестьянина? Вопреки воле обличённых властью, новые нормы установились. А у вампиров всё тот же порядок, что был. Наверное, сменились названия. Всё-таки слово «мастер» современное. Вампиры мечтали о свободе, готовы были за неё драться, но…. Видишь ли, Тина, нашлись мастера, которые попыталась ввести в своей общине дела по прогрессивному человеческому закону, и все они были отсеяны… естественным отбором. Их не уничтожали борцы за устаревающую систему, нет. Они проигрывали мастерам соседних территорий, убивали свои же освобождённые. Словом, задумайся, Мастер, - обращение прозвучало почти оскорблением, словно Римус сказал не «мастер», а «идиотка» или «круглая дура», - стоит ли пытаться перекроить порядок, оправдавший себя опытом, скажем, сорока тысяч лет. Заметь, этот порядок никто до тебя не смог изменить, ни вампир, ни некромант, никто вообще, хотя пытались.

- Ты всерьёз предлагаешь пользоваться твоей слабостью в лице Марины? – я всё ещё не могла понять.

- Есть жёсткие мастера, есть жестокие. И те, и другие воспользовались бы случаем. А ещё есть мёртвые.

- Зачем ты мне это говоришь?

- Марга обещала позаботиться обо мне, если ты погибнешь.

Я вспомнила, как напугала его вампирша Зои. В душе неприятно кольнуло. Римус ведёт себя образцово, даже азбучные истины объясняет, возможно, в ущерб себе, но контролирует его Марга, не я. А значит, для меня он опасен. Я мотнула головой, словно это могло помочь избавиться от проблемы. Я слишком устала, подумаю потом.

Машина уже давно катилась по грунтовой дороге. Мы подъехали к дому. Алик выскочил на улицу первым, подальше от соблазна крови водителя, остальные выходили спокойно.

- Алик, будешь пить? – уточнил Римус, кивая на водителя.

- Нет! – вместо спокойного ответа у Алика вышел истеричный выкрик.

Римус наклонился к водителю, посмотрел ему прямо в глаза, отстранился, и машина поехала прочь.

- Он ничего не вспомнит, - отчитался Рим.

- Хорошо. И хорошо, что на сегодня всё.

- Не сказал бы, - возразил Римус.