Мне ответил приятный женский голос:

- Резиденция Мастера.

- Это Тина. Немедленно дай мне Стаса.

- Мастер ещё….

- Немедленно.

Раз Римус проснулся, то и Стас должен был. Пусть он слабее Римуса, но он связан клятвой крови со всеми своими вампирами, и это прибавляет ему сил. Хуже всего, что бывший хозяин Сева тоже наверняка бодрствует.

- Тина? – Стас ответил через минуту.

- Я точно знаю, что бывший хозяин Сева в Хельбруге, и я, и мой вампир его почувствовали.

В трубке воцарилась тишина, и Стас медленно произнёс:

- Значит, война.

- Вероятно. Что мне делать с твоими бойцами?

- Обеспечь кровью и как можно скорее пришли ко мне. Схватка будет между нами, а тебя оставили на десерт.

Стас разразился ругательствами и швырнул трубку. Я резко выдохнула и сбежала на кухню. Хоть здесь никого нет. Прямо сейчас я ничего не могу сделать, поэтому вполне могу потратить пять минут и спокойно посидеть, потом солнце спрячется за горизонт и начнётся основное веселье.

Я почувствовала, как Римус поднимается из подвала. Солнце закатилось.

- Римус! – позвала я достаточно громко, но не крикнула. Услышит.

Вампир появился в дверях кухни, обозначил поклон.

- Надеюсь, ты не обижал мальчика?

- Да, мастер, я знаю ваши предпочтения.

- Проследи, чтобы вампиры Стаса тоже поели, никто из тигров не должен сильно пострадать. Сегодня это особенно важно.

- Да, мастер.

Римус вышел, а я залила пакетик чая кипятком. На кофе, увы, просто нет времени. Однако даже глотка сделать не получилось – с кладбища вернулся Лион. Увидев его, я ахнула: бледный, пошатывается, руки дрожат. И смотрел он на меня, как побитая собака. Я привела его на кухню, посадила за стол, добавила в свой чай два кусочка сахара, отдала Лиону.

- Пей. И приходи в себя.

На кухню вошёл Римус.

- Ещё и его кормить? – спросил Лион, удивительно сочетая в интонации вызов и обречённость.

- Нет. Ты берёшь своих тигров и уходишь. У Мастера города появился конкурент, а ты не хочешь оказаться втянутым в разборки. Ясно?

- Да, пара минут, и мы исчезнем, - кивнул тигр.

Больше я о нём не думала, вышла к проснувшимся и уже поевшим вампирам, дала краткие инструкции и отправила к Стасу. Пока я разговаривала с вампирами, оборотни перекинулись и ушли. Вампиры тоже быстро исчезли: вышли на крыльцо и словно на скоростном невидимом лифте поднялись в небо. Я осталась с Римусом наедине.

- Что это за история с бывшим хозяином Северьяна, и кто претендует на место, занятое Стасом? – требовательно спросил он.

Вопросы были по существу, но интонация мне сильно не понравилась. Не мне одной.

- И как это ты смеешь так разговаривать со своей госпожой, покойничек? – спросила Зоя и шагнула в дом.

Римус медленно обернулся.

- Простите, леди. А вы кто будете? - он смерил Зою взглядом полным превосходства.

- Тина, ты не против, если я отвечу твоему мальчику понятным образом?

- Отвечай.

Зоя вскинула руку, и Римус отлетел к стене. Зоя продолжала держать ладонь, направленной на него, но больше ничего не происходило.

- Я просто показываю ему свою силу. Это… неприятно. И не волнуйся, я не получу над ним власти больше, чем уже было. Ладно, идём посекретничаем.

Зоя шагнула в холл, за ней вошла Марга.

- Мы тоже пообщаемся. Да, покойничек? - мурлыкнула вампирша, обращаясь к Римусу, - Тем более, что заочно ты мо мной знаком. Я Марга.

Римус моргнул, оглядел вампиршу с ног до головы, также медленно осмотрел вторую девушку и севшим голосом спросил:

- Зоя?! Некромантка…

- О, узнавание случилось, - обрадовалась Зоя.

Я уже стояла в дверях кухни, Зоя неспешно шла ко мне, а Марга приближалась к Римуму. Вампир смотрел на неё взглядом мелкой птички, замершей перед коброй.

- Мастер, можно с вами? - спросил он на удивление ровным голосом.

- Госпожа, не стоит беспокоиться, я не сделаю вашему подопечному, - слово "вашему" она выделила голосом, - ничего плохого. Так, поучу правильным манерам.

- Мастер! - позвал Римус.

Я не отреагировала и увлекла Зою в кухню. Согласна с Маргой, что Римусу нужно преподать урок. Из холла не доносилось ни звука. Зоя привлекла моё внимание, щёлкнув пальцами.

- Марга не станет вредить чужой собственности, уверяю. И в отличии от твоего вампира, у неё есть страх перед некромантами.

- Она тебя боится? – вопрос неуместный, мне нужно думать о том, как справиться с вампиром, создавшим Сева, но слова вырвались прежде, чем я прикусила язык.

Зоя поняла меня, усмехнулась:

- Какая нетерпеливая, живая, - она зажмурилась и потянулась, словно кошка, - Я помогу справиться с твоим врагом, не переживай. А что касается твоего вопроса, то ответ двойственный. Марга меня боится, потому что знает, что я могу с ней сделать, и в то же время Марга меня совсем не боится, потому что знает, что я никогда не причиню ей вреда, если она не даст повод. Правда, с ней у нас всё несколько сложнее. Ты и без меня знаешь, что в первые годы своего посмертного существования вампир не может обойтись без мастера. Без связи с мастером он не сможет сам встать после захода солнца. Но эта связь куда шире. Через неё мастер контролирует вампира. Например, может вызвать приступ голода или наоборот успокоить.

Я вспомнила, как могла управлять телом Сева, как заглушала его страх просто своей волей.

- С годами вампир становится сильнее, а связь слабеет. Зависимость обратная. Чем меньше у вампира силы, тем больше власти над ним имеет его мастер.

- К чему эта лекция?

- К тому, - улыбнулась Зоя, - что вампиры в массе своей, не что иное, как вещь, принадлежащая своему хозяину, просто наделённая личностью.

- Марга?

- Она стала мне другом. Она смогла научить меня тому, что вампир больше, чем удобный инструмент. Но это совсем не значит, что ты, Тина, должна забывать их изначальное место. Даже не так. Ты должна осознать, что вампиры – твоя собственность по праву силы.

- Они личности.

- Равноправные? – усмехнулась Зоя.

Я уверенно кивнула.

- Увы, Сев на равного не тянет. Да и не хочет он, он хочет твоей защиты. И при этом со временем из него получится отличный друг, как моя Марга. А вот из Римуса выйдет только эффективный инструмент, потому что дружить он с тобой не хочет, только бодаться за первенство. Я это к чему? Если ты будешь считать, что вампиры – это просто мёртвые люди на особой диете, то ты таким образом проявишь глупость и слабость, что фатально.

- Да, я в этом убедилась, когда Римус напал.

- Вот-вот. Не расслабляйся. А теперь о твоём вампире-враге. Что ты хочешь с ним сделать?

Я задумалась. Первая мысль – убить, но с ответом лучше не спешить, поэтому я потянула время, вертя в руках чашку. Зоя наблюдала за мной с улыбкой.

- Убить, - ответила я, - но не просто уничтожить в схватке, а сделать это показательно.

- Любой каприз, - улыбнулась Зоя, - Кстати, ты поняла, что твой Стас из этой заварушки не выберется?

Я нахмурилась:

- Нет, не поняла. И он не мой.

- Не выберется, потому что силёнок не хватит. Насколько я успела понять, он даже слабее твоего Римуса. И раз он не твой, то чей?

- Свой собственный.

Зоя рассмеялась.

- Стас проиграет захватчику. Поскольку бывший хозяин твоего вампира  не претендует на Хельбург, у него своя нора есть, он не убьёт Стаса, но втопчет нынешнего Мастера города в грязь. Во всех смыслах. И Стаса потом свои же разорвут. Его нужно заменить.

Я скривилась.

- Тина, можешь оставить всё на самотёк, но тогда не удивляйся, что брошенных на произвол судьбы вампиров захотят захватить. Падение сильной власти обернётся для твоего города войной инфернальных созданий. Не только сильные вампиры попытаются заполучить слабых. Оборотни попытаются вырвать у клыкастых контроль над городом. Начнётся делёж всего и вся. Война.

- Предлагаешь захватить город?!

Зоя рассмеялась.

- Совсем необязательно делать это так, как ты сейчас себе представила. Просто обеспечь Хельбург новым Мастером, который будет твоей марионеткой. Насколько натягивать поводок, ты решишь сама, хоть вообще дел не касайся, но поводок должен быть.

- А куда Стаса девать? Насколько я знаю, титул переходит от одного вампира к другому только со смертью первого.

- Не обязательно, - опровергла Зоя, - бывший Мастер может сохранить жизнь, если и его, и победителя это устроит. Например, добровольная передача трона. Ах, да, давай вернёмся к вопросу о принадлежности Стаса. Он твой? Или я могу присвоить бесхозного кровососущего?

- Мой, - буркнула я.

- Вот и славно. Тина, как думаешь, Римусу титул Мастера города жать не будет?

- Надо подумать.

- Конечно, - Зоя вежливо кивнула, - Пойдём, посмотрим, как там наши.

Я с нехорошим предчувствием вышла из кухни в холл. Римус всё также стоял у стены, он вжимался в неё всем телом, словно надеялся просочиться сквозь неё. Лицо у Римуса было абсолютно застывшее, как маска, и я догадывалась, что под показным безразличием клокочут эмоции. А ещё это попытка скрыться, не физически, но уйти глубоко в себя, отстраниться от внешнего мира. Римус был бел, как лист бумаги, слишком бел для вампа, недавно выпившего крови.

Марга стояла рядом с Римусом. Она ничего не делала, разве что упирала руку в стену около плеча Римуса, даже не притрагивалась к нему. Физически она не воздействовала, силу не применяла, я бы почувствовала, но на Римуса было жалко смотреть. А ещё я обратила внимание, что он не попросил меня о помощи повторно. Это мне не понравилось, хотя я признаю, что после отказа обращаться ко мне повторно у него не было причин. Я вмешалась сама:

- Что здесь происходит?

Римус ничего не сказал, зато Марга плавно обернулась и с вежливой улыбкой пояснила:

- Я любовалась вашим мальчиком. Запрета смотреть не было.

Я молчанием подтвердила, что запрета не было. Марга продолжила:

- Я рассказала Римусу, что он меня заинтересовал, и поделилась с ним своими фантазиями, что бы мне хотелось с ним сделать. Мне было бы позволено в отношении него абсолютно всё, но он ваш, госпожа. Пока это так, мне придётся довольствоваться фантазиями.

- А как только Римус перестанет быть моим, ты воплотишь фантазии в жизнь? – уточнила я у вампирши, и она радостно закивала.

- Ясно. Ладно, Рим, иди сюда.

Я чётко ощутила, что Римус испытал облегчение. Он по стеночки отодвинулся от Марги и обошёл вампиршу по широкой дуге.

Внезапно мне стало больно. Я даже согнулась и с тихим стоном опустилась на пол. Зоя молча бросилась ко мне поддержать. Я закрыла и открыла глаза. Марга стояла на старом месте, но была напряжена и готова выполнять распоряжения. Римус замер передо мной, с заметным испугом покосился на Маргу и спросил:

- Мастер?

Новая вспышка боли, и я почему-то подумала совсем не о том, что происходит, а о том, что сделала ошибку: нельзя было оставлять Римуса с Маргой, потому что я его мастер и я должна была его защитить, пугать его – только моя привилегия. Снова вспышка боли.

- Такое впечатление, - произнесла Зоя, - что кто-то очень неумело рвёт из тебя силу через существующую связь.

- Ага.

Ощущение было мерзким, словно от меня куски отрывают. Куски были не физические, поэтому боль была не такая, как если бы меня ножом полосовали. Я позвала свой холод, и боль прекратилась. Контроль над происходящим был у меня. Я продолжала отдавать силу, но теперь добровольно.

- Стас и тот второй вампир сражаются, - сказала я.

- Решила его поддержать? – с интересом спросила Зоя.

- Я его равная, и у нас договор. К тому же я буду рада, если Стас справится. Да, я поделюсь силой.

Зоя смотрела на меня, как терпеливая и любящая мать смотрит на своё неразумное дитя.

- Что-то не так? – уточнила я.

Зоя устроилась на диване поудобней, усадила Маргу рядом с собой, а от моего вопроса попросту отмахнулась:

- Развлекайся, - сказала она мне, - И я даже не буду говорить, насколько глупо продолжать носить метки слуги от того, кого ты превосходишь в разы. И уж тем более не стану критиковать глупейшую идею признать Стаса равным.

- Почему? – только и спросила я. Философские рассуждения Зои меня почти не интересовали, я следила за тем, как моя сила уходит к Стасу.

- Врать нехорошо, - просто сказала Зоя, - Он тебе не ровня. Вот и не ври. Тина, - она вдруг посмотрела на меня с недоумением, - ты всё ещё продолжаешь делиться силой? Разве не поняла, что всё бесполезно, и Стас проиграет даже с поддержкой через метки?

Я не стала отвечать. Зоя хмыкнула. А я снова ощутила боль в области солнечного сплетения. Стас отчаянно дёрнул к себе ещё силы, а потом всё прекратилось. Я потянулась через нашу связь к вампиру. Зоя была права.

- Стас проиграл, - объявила я.