Я стояла над туркой, ждала, когда начнёт подниматься пена и размышляла о том, что у меня нарисовалось сразу несколько проблем. Во-первых, Мастер города старый и сильный вампир, который очень скоро узнает, кто убил его подданного. Он будет мстить, и это означает, что меня ждут пытки, затем казнь. В лучшем случае. В худшем – меня обратят в такого же кровососа и будут наказывать столетиями, но это маловероятно, потому что, как недавно выяснилось, любой вампир, встретивший некроманта, обязан его убить. В общем, я могу смело записывать во враги всех вампиров мира.

Однако сейчас меня куда больше беспокоит тот факт, что второй вампир города решил превратить меня в слугу. В отличие от своего собрата, который окончательно мёртв и прикопан у меня под крыльцом, этот не позволит проткнуть его сердце серебряным ножом.

Неизвестный доброжелатель тоже тот ещё подарочек. Зуб даю, он втянет меня в неприятности. Проигнорировать бы письмо, но анонимный любитель эпистолярного жанра явно играет против вампира под номером два. Судя по тому, что встреча должна состояться после заката, мне назначил свидание вампир.

Расклад получился печальный, зато кофе отменный. Я обхватила чашку двумя руками, время от времени прихлёбывала и продолжала размышлять. Меня защищает дом, и ни один вампир не сможет войти без приглашения. Беда в том, что совсем не важно, от кого приглашение исходит. Вампирам достаточно привести с собой человека, который войдёт в проломленную ими дверь и озвучит приглашение.

Я потёрла переносицу. Если Мастер города однозначно хочет моей смерти, то остальные вампы, судя по всему, предпочтут игру за иерархию, и как ни крути, мне выгодно оказаться в игре, а не на обочине жизни.

Днём я поехала в город посмотреть Родниковую башню. Я твёрдо решила встретиться с тем, кто оставил мне письмо, и хотела подготовиться, насколько это возможно. Меня смущало, что в письме не давалось никаких гарантий безопасности, впрочем, они вряд ли имели бы силу. Я соглашалась на встречу с полным осознанием того, что меня попытаются обмануть и втянуть во что-то нехорошее. Но я рассчитывала получить информацию о местном вампирском сообществе, именно информации мне сейчас не хватало больше всего.

Башня располагалась в небольшом скверике с тремя рядами клёнов и представляла собой трёхэтажные развалины. В будке неподалёку на стекле висела кривая табличка «касса». Я с сомнением посмотрела на башню. Она казалась недостаточно надёжной, чтобы входить, но я хотела её осмотреть, поэтому подошла к будке. За стеклянной перегородкой дремала молодая девушка.

Всегда считала, что в таких местах работают исключительно пенсионеры. Я побарабанила костяшками пальцев по стеклу. Девушка вздрогнула и распахнула глаза. Карии, а под глазами почти фиолетовые синяки. Я обратила внимание на бледность девушки и невольно опустила взгляд на её шею, закутанную полупрозрачным шарфиком.

- Билет, пожалуйста, - глухо попросила я, протягивая деньги.

- Да-да, - девушка дрожащей рукой вручила мне билет, сдачу и тонкую брошюрку «Родниковая Башня Хельбурга».

- Я не просила путеводитель.

Девушка подняла на меня глаза.

- Это бесплатно, почитайте.

И почему мне это не понравилось? Вероятно, потому, что, когда девушка заправляла выбившуюся прядь за ухо, рукав пиджака чуть отстал, и я увидела недавний прокус на запястье. Очередная закуска вампира. Нет, я не осуждаю, клыкастым чертовски сложно отказать, но всё же.

Я вошла в башню и поняла крайне неприятную для меня вещь: я оказалась единственным посетителем. Паранойя тут же дала о себе знать. Первый порыв был просто сбежать подальше. Я переступила с ноги на ногу, огляделась. На данный миг мне ничто не угрожало. Я решила осмотреться и раскрыла путеводитель. Почему-то я сомневаюсь, что он бесплатный для всех.

На первый взгляд в брошюре не было ничего особенного: общая информация, куцее описание самых интересных закоулков главной достопримечательности города, рассказ о колодце, давшем башне название. Говорилось, что он всё ещё действующий, и чтобы к нему попасть, необходимо спуститься по винтовой лестнице, находящейся в дальнем конце зала. Я неуверенно пошла вперёд.

Зал был пустой и не имел ничего общего с музеем: ни картин, ни этикеток с пояснениями, ничего. Это был здоровый каменный мешок. А в брошюре советовали обратить внимание не уникальную фреску позапрошлого века, сохранившуюся на правой стене прямо над лестницей. Странно. Впрочем, в дальней стене было сделано нечто вроде очень большой ниши или очень маленькой комнаты. Я шагнула в этот закуток.

Сюрпризов оказалось три, и все неприятные. Во-первых, отсутствовала обещанная фреска. Но это не самое обидное, поскольку ценителем изобразительного искусства я не являюсь. Куда больше меня опечалил факт отсутствия лестницы. За спиной что-то жахнуло. Я подскочила, резко обернулась и обнаружила опущенную решётку. Прелесть! Меня посадили в клетку. Я шагнула к решётке и хорошенько её дёрнула. Я не питала иллюзий, что она откроется, но моё правило – пробовать, чтобы знать, что я сделала абсолютно всё возможное и невозможное.

В зале, привалившись к стене, стоял и скалился молодой человек лет двадцати пяти. У него были лохматые грязно-русые волосы, острые черты лица и не слишком новая одежда.

- Попалась, птичка, - хмыкнул он и выразительно облизнулся.

- Знаешь, что в этом самое обидное? – весело поинтересовалась я.

Плохие ребята не любят непредусмотренных сценарием реакций. Тем и спасаюсь. Лохматик хмурился, переваривая реплику слишком долго. Ему следовало хоть что-нибудь сказать, чтобы не выглядеть тугодумом.

- Что же?

- Что меня словила зверушка, - пожала я плечами.

Он вытаращился, а потом налетел на решётку, так что мне пришлось отпрянуть.

- Ты! Да я! – голос стал низким и рычащим.

- Пока ты ничего, блохастый, - улыбнулась я.

Парнишка без сомнения оборотень. А если оборотня достаточно вывести из себя, то инстинкт может взять верх, и он откроет решётку, чтобы до меня добраться. Понимаю, со зверем иметь дело неприятно и опасно, но лучше чем с хладнокровным и в прямом и в переносном смысле этого слова вампиром. Почему в прямом? Вечером, когда вампиры только поднимаются, у них почти отсутствует сердцебиение, а кровь холодная и вязкая, пока они не утолят голод. Проще говоря, не напьются чьей-нибудь кровушки.

- Да пошла ты! – он вылетел из помещения. Жаль.

Я оглядела коморку, куда меня поместили. Всё же лучше, чем выделенная мне комнатка у Сизира. Тому хватило ума меня связать и отобрать оружие. Пока ножи при мне, что радует. Значит, не так много информации обо мне есть у кровососа. Хоть что-то.

- Право, вам не стоило приезжать так рано, - раздался голосок, который я недавно слышала. В зал вошла девушка в пиджаке с длинными рукавами, шарф так и болтался вокруг шеи. Закуска вампира и временная, судя по всему, торговка билетами.

- А куда пушистик убежал?

Она споткнулась и удивлённо вскинулась:

- Он не должен был говорить, что он оборотень.

- Не должен, - согласилась я. Девушка поймёт меня по-своему. Врать я не стану, но и мешать фантазиям тоже. Тем более, признаваться, что чую сверхъестественное, мне не хотелось. Зачем лишний раз беспокоить людей и нелюдей?

Я шагнула к решётке и аккуратно взялась за прутья, рассматривая кассиршу.

- Девочка, зачем тебя прислали?

- Велели развлечь тебя до заката.

- Бедняжка, и часто ты клоунствуешь по их указке?

Она вспыхнула. Да, служение вампирам – штука неприятная. Клыкастики быстро объясняют человечкам, затесавшимся в их общество, что те грязь под их ногами.

- Мне оказали высокое доверие, когда поручили обеспечить встречу.

Я оттолкнулась от решётки и снова осмотрела свою каморку. Ничего не прибавилось. Кассирша, конечно, не лучшая компания. У неё нет инстинктов, которые заставят её нажать на рычаг и поднять решётку. Зато она слаба от кровопотери, слишком истерична и при должном усердии из неё можно вытянуть немного сведений. Нужно только определить, что я хочу знать в первую очередь.

Я решительно вернулась к решётке и оскалилась в улыбке, намеренно демонстрируя все свои тридцать два зуба. На неё должно подействовать.

- А высокое доверие знать Мастера города тебе оказали? Кстати, тот, с кем я встречаюсь, первый с конца? – надеюсь, я не слишком сложно сформулировала.

Кассирша покраснела, надула щёки, а потом рявкнула:

- Заткнись! Как можно! Стас, чтоб ты знала, четвёртый после Мастера города!

- И с каких пор четвёртые получили право устраивать подобные встречи без разрешения Мастера города?

- Как без разрешения? – она растерялась.

Я мысленно потёрла ладони в предвкушении: можно попробовать надавить на её верность Мастреу или вызвать ревность.

- Конечно, без разрешения. Видишь ли, у меня особая кровь, даёт вампирам сверхсилу, вот твой четвёртый за спиной Мастера….

- Нет! – резко крикнула она и отшатнулась. Лицо её совсем побелело, в глазах появился лихорадочный блеска, она начала хватать воздух, как рыба, а потом задышала часто-часто.

- Уууу…, - протянула я, - Да тебя, подруга, накажут. За предательство-то.

Кассирша издала низкий горловой звук.

- Эй, помочь? – продолжила я игру.

- Как?

- Идём к Мастеру, пока Стас на дневном отдыхе.

- Но тогда мне придётся тебя выпустить, - она чуть попятилась.

- Придётся, - кивнула я, - но мы же к Мастеру….

Кассирша замотала головой из стороны в сторону с такой силой, словно собиралась стрясти её с плеч. Девушка судорожно вздохнула. Ой, что-то будет. Регулярная кровопотеря до добра не доводит. Кассирша упала без сознания. Я мысленно выругалась, потому что не вовремя она.

В обмороке девушка пребывала недолго, но когда очнулась, была слаба. Некоторое время она просто лежала и натужно дышала. Чуть приподнявшись, она расстегнула свою сумочку и достала горький шоколад. Сейчас я ничего не могла предпринять. Я мысленно начала считать до десяти и обратно. Нужно быть спокойной.

Внезапно пришло ощущение. Не знаю, возникло оно из-за того, что я была близка к медитации, или оттого что где-то вблизи спали вампиры. Я почувствовала, как солнце клонится к западу. До захода оставалось немногим больше двух часов.

Кассирша встала, цепляясь за стену, и посмотрела на меня со злостью:

- Ты меня не проведёшь. Я не выпущу тебя, а пойду одна и доложу Мастеру.

- Как угодно, - большего мне не добиться. Девушка прошипела в мой адрес что-то бранное и побрела прочь. Я осталась в одиночестве, и через полчаса окончательно уверилась, что не смогу выбраться из клетки самостоятельно. Я села на холодный каменный пол, устроилась поудобнее, насколько это было возможно, и приготовилась ждать. Ничего, я обязательно справлюсь. И для начала я разделаюсь со своим главным врагом – со страхом. Я вновь принялась считать.

Свою свободу я ценю больше, чем свою жизнь. Если мне придётся выбирать, я лучше умру, чем сдамся на милость кровососам. Я ни за что на свете не склонюсь перед ожившим мертвецом, который еженощно лакает человеческую кровь. Если вампиру удастся поставить мне метки, то с утра я позвоню Алику. Он точно поможет: он приедет и убьёт меня. Я улыбнулась своим мыслям, солнце село, до назначенной встречи остались считанные минуты. Возможно, мне не стоило приезжать заранее.

Я не услышала его шагов. Перед клеткой возник парень лет шестнадцати с каштановыми волосами, лежащими мягкой волной, черты лица были слегка азиатские, а одет он был в тёмно-зелёный костюм-тройку. Ему весьма шло.

- Приветствую, леди, - голос был звонкий, почти женский.

- И тебе не хворать, - откликнулась я с улыбкой.

Он чуть нахмурился, но продолжил заготовленную речь.

- Мои глубочайшие извинения, леди, что не обеспечен долженствующий комфорт.

- Да, диванчика в этой клетке явно не хватает, но он бы сюда не вписался стилистически. Лучше дыбу.

Вот теперь вампир сбит с толку окончательно. По лицу не скажешь, но мне думалось, я угадала. Он замер в мёртвой неподвижности, как может только труп.

- Где Ани? – спросил он, наконец.

Я улыбнулась ещё шире. Говорить, что кассирша отправилась ябедничать, я не собиралась. Может быть, только может быть, Мастер явится сюда разбираться с непокорным подданным, и мне удастся под шумок удрать.

- Где? – повторил он и огляделся, - Её нигде нет.

- Твоя подружка ушла, куда именно она не сказала.

А что? Чистая правда. Она сказала, к кому идёт, но адрес дать не потрудилась. Если вампик поймёт иначе, не мои трудности.

- Может, представишься? – спросила я.

- Пардон, леди. Моё имя Стас. Четвёртый вампир по силе в Хельбурге.

- А мне говорили…, - протянула я и выразительно посмотрела на свои растопыренные пять пальцев. Насколько я знаю, вопросы иерархии для вампиров болезненные, так что уверена, Стас захочет об этом поговорить. Глядишь, пока он будет убеждать меня в своём высоком положении, Мастер подтянется, они перегрызутся, а я по-тихому улизну. Мечтать не вредно, да.

- Я четвёртый. Рина слишком слаба, чтобы бросить мне вызов. Ани не могла тебе сказать, что я пятый. Тогда кто?

- Верю, Стас, верю. Ты четвёртый, - я примирительно подняла ладони, - Лучше поговорим о деле. Ты обещал решить мою проблему с вампиром номер два. Каким образом?

Если он на самом деле предложит что-то толковое, то ещё не поздно претворить его планы в жизнь.

- Ты некромант. Я поставлю тебе свои метки.

Ха-ха, раскатала губы. И этот туда же.

- Лучше быть слугой второго, чем не пойми какого.

- Поздно, - произнёс он пустым голосом, будто поставил  жирную-прежирную точку.

В следующий миг вампир был у решётки и тянул ко мне руки сквозь прутья. Я успела отпрянуть. Он схватил воздух.

- Посмотри мне в глаза.

- Я не совсем дура, - я смотрела на его нос, подбородок, шею, куда угодно, но не в глаза.

Он обозначил улыбку уголком рта.

- Ты не знаешь, как ставятся метки, - интонация доброй старой нянюшки мне не понравилась. Его голос начал ласкать меня, обещая безопасность, помощь, утешение. Я не повелась. К ментальным фокусам вампиров у меня был неплохой иммунитет, да и мазь Леды я обновила, прежде чем сюда идти.

- Не интересовалась. За ненадобностью.

Стас тихонько рассмеялся, и смех его пробирал до костей.

- Мастер, ставящий метки, использует свою силу. Без неё формальные действия лишаются смысла. Сначала мастер берёт у будущего слуги кровь. Вторая метка – дать испить своей крови. Затем происходит обмен дыханием. Последняя, пятая, метка – произнесение клятвы, закреплённой поцелуем.

- А если мастер-джентльмен и слуга тоже?

- Всё равно поцелуй, - Стас даже не понял, о чём я.

- Эх, значит, не бывает вампиров-джентльменов, - нарочито разочарованно вздохнула я.

Он отмахнулся:

- Поцелуй неправильное слово. Это скорее прикосновение, но не рукой, а губами. Иди ко мне, моя леди.

Стас попытался подчинить моё сознание, но легко я не сдамся. Я осталась стоять, где была. Ментальное давление усиливалось. В ответ я ухмыльнулась. Можно бы подойти с расфокусированным взглядом, и, пока Стас будет ставить первую метку, пустить в ход нож, но я так и останусь запертой в клетке. Не лучшее положение для встречи с Мастером города, особенно при наличии второго трупа его подданного.

- Не хочешь по-хорошему?

- Никак не хочу, - честно ответила я.

- Жаль.

Стас отошёл к стене и что-то там сдвинул. Первый момент я не поняла, что происходит. Но потом. Задняя стена, напротив решётки, пришла в движение, расстояние между ней и решёткой стало сокращаться.

- Один из вариантов казни, - прокомментировал Стас, - жертву расплющивает и между камнем и металлом. Но не бойся, я остановлю стену вовремя.