Утром в дверь заколотили. Я поднялась в кровати на локтях и мысленно послала визитёра дальним маршрутом.

- Открывай, хозяйка! – рявкнул незваный гость, и снова обрушил на дверь град ударов.

Кем бы он ни был, он мне заранее не нравится. Я сползла с кровати, потянулась всем телом, встряхнулась. Грохот внизу продолжался, если не потороплюсь, двери придёт конец. Я натянула штаны, майку, взяла два серебряных ножа на всякий случай и спустилась вниз.

Услышав мои шаги, гость перестал долбить. Отменный слух, прибыл днём – ставлю на то, что за дверью оборотень. Наверное, мне стоит вести себя агрессивно.

Я вышла на террасу и рывком распахнула дверь. Передо мной стоял Лион. Одного взгляда хватило, чтобы заподозрить, что с нашего прошлого столкновения он не менял ни джинсы, ни футболку. Надеюсь, он хотя бы их стирал. За спиной Лиона топтались ещё двое мужчин. Я демонстративно зевнула, прикрыла рот ладонью, но позволила им увидеть свои зубы.

- Кошак, ты разбудил меня. Назови хотя бы одну причину, по которой я не должна рассердиться.

Лион смутился. Два ноль в мою пользу. Мы стояли и смотрели друг другу в глаза. Загвоздка в том, чтобы пересмотреть оппонента. Тот, кто опустит глаза первым, проиграл. Обычно опытные пораженцы оканчивают игру в гляделки разговором.

- Со мной вчера вечером связался мой тигр и сказал, что ты убила Сизира, и что Сизир собирался отдать его вампирам.

- Если это было вчера вечером, то почему вы беспокоите меня сегодня утром?

Лион запнулся. В нелогичных и бессмысленных вопросах вся соль не в ответе, а в эффекте, который они производят. К тому же я перешла на «вы», что тоже не осталось незамеченным.

- Как только смог, - похоже на оправдание, и Лион это сам понимает. Если не сделаю вид, что не заметила, то он взъярится. Значит, продолжаю, как ни в чём не бывало.

- Допустим. Так зачем вы тут? Вампирчик забрал Ксана? – я задала интересовавший меня вопрос. Лион думает о промахе, может ответить.

- Нет, Ксана забрал я.

Хорошая новость, но за неё придётся платить. Лион понял, что опять отчитался. Он зарычал, а лицо исказила зверская гримаса. Мда, перегнула я палку, зато узнала про найдёныша. Пора идти на попятный. Я улыбнулась, не показывая зубов, чтобы не приняли за оскал, и как можно более миролюбивым тоном спросила:

- Так чем обязана, любезнейший?

Лион издал ещё один рык.

- Я хочу знать, что произошло с Сизиром. Что делал мой Ксан у тебя.

Я скрестила руки на груди, нарочито тяжко вздохнула и привалилась к косяку двери. Не самая удачная поза, но мы же говорить хотим, а не драться, ведь так?

- Сизир потревожил могилу моего кладбища. Он её разрыл, а в гроб к покойнику подсадил твоего тигрёнка. Ему не следовало так поступать. Это был его вызов мне. Я, как видишь, победила. Я его наказала, - я старалась говорить в терминах, понятных оборотню, и говорить, как доминант.

- Убила, - вставил Лион.

- А разве убийство не крайняя степень наказания?

- У нас с Сизиром был договор.

- Договор предполагает месть за смерть Сизира? – плохо, если да.

- Нет.

- Хотите аналогичный договор со мной?

- Нет, - Лион брезгливо скривился, - К тому же ты слабее. Ты победила, но позволила себя схватить. И не тебе, женщина, быть как Сизир.

Я выразительно фыркнула.

- Между нами нет долга, - сказал Лион, развернулся и пошёл прочь. Двое сопровождавших последовали за вожаком, а я захлопнула дверь и подумала, что снова ложиться уже не стану, позавтракаю, потом займусь восстановлением двери.

День пролетел в хлопотах. Я лениво обустраивалась в доме и старалась не заработать раздвоение личности: умом я понимала, что от Хельбурга следует держаться подальше, а с другой стороны я вложила свои сбережения в дом. Третий, самый существенный фактор – моя сила. Мне не хватало воли отказаться от старого хельбургского кладбища, ставшего моим. А ещё мне щекотала нервы мысль о том, какой здесь может стать моя мощь. Я бы хотела узнать, на что я в действительности способна. Только страшно.

Ночью рядом с моим кладбищем вновь появился вампир. Я как раз проснулась после очередного сна о Зое, которая как всегда сидела на своём саркофаге, расправляла складки савана и спрашивала, когда я собираюсь её навестить. Я спрашивала, где она захоронена, Зоя пожимала плечами и отвечала, что это совсем неважно, поскольку склеп, где она лежит блуждающий, каждый раз он на новом кладбище, но никогда на том, где день. Сон рассыпался, и я почувствовала вампира, вторгшегося на мою территорию. Он был силён и стар, две сотни лет, не меньше. Никогда с таким не сталкивалась.

Зачем он пришёл и как обо мне узнал? Если учесть, что я накануне вырезала сердце его собрату, можно предположить, что именно вампирчика он и разыскивает. В целом логично. Вампиры живут общиной со строгой иерархией на определённой территории, обычно включающей город и пригород. Убийство вампира без разрешения Мастера города является вызовом Мастеру, за что он жестоко карает.

Я глубоко вздохнула и поняла всю мудрость охотников, которые делали вылазки в города, а сами базировались на территории, давно очищенной от всяких тварей. Откровенно говоря, мысль столкнуться с местным Мастером меня пугала. Я не та, кто сможет ему противостоять.

Мелькнула идея позвонить Леде, но я её отмела. Мало того, что ведьма очищала для меня дом, теперь я ещё попрошу её очистить для меня город. Придётся выкручиваться самостоятельно. Я повернулась на другой бок, прислушиваясь к своим ощущениям. Вампир бродил вокруг дома. Временами он останавливался и замирал, потом возобновлял движение по кругу.

Я сунула руку под подушку, проверяя лежащий там серебряный нож. Коснулась амулета на груди. У меня не было желания высовываться и знакомиться с кровососом, но мало ли, как оно пойдёт. Я продолжала лежать и прислушиваться к его перемещениям, пока снова задремала.

Из сна меня выдернул громкий стук в дверь. Надо повестить звонок, а то грохочут все, кому не лень. Я медленно села. Долбили в дверь, и долбили настойчиво. Я выругалась сквозь зубы, мельком взглянула на часы, поставленные на пол за неимением прикроватной тумбочки. В темноте мигали зелёные цифры, показывавшие три часа семнадцать минут. До восхода далеко. Я стала спускаться на первый этаж.

На лестнице я резко встала. Со сна до меня не сразу дошло, что стучит вампир. Следующий удар в дверь заставил меня вздрогнуть. Нет, гость не пытался вышибить дверь, он действительно пытался привлечь моё внимание.

- Леди! – крикнул он, - Я слышу, что вы не спите. Я даю слово чести мастера: я пришёл поговорить. Клянусь до восхода не убивать вас, не причинять вред в какой бы то ни было форме, не воздействовать ментально.

Я задумалась. Для вампира его возраста клятва серьёзная, да и вообще, про вампиров можно сказать много плохого, но клятвы они не нарушали. Я набросила на плечи лежавший в гостиной шарф, чтобы скрыть ножи, и распахнула дверь.

Вампир оказался мужчиной лет тридцать, он был бледен, как все вампиры, коротко стрижен, одет в чуть старомодного кроя костюм. Большего в темноте мне было не разобрать.

Как бы человек ни старался замереть, он всё равно дышит, переминается с ноги на ногу, совершает мелкие, незаметные для него самого движения. Вампир просто застывает памятником самому себе. Мой гость стоял мёртвый и неподвижный.

- Доброй ночи, - поздоровалась я. Да, признаю, странно желать кровососу добра, но вежливость никто не отменял, да и не крови же мне ему желать, в конце концов. Кажется, он удивился.

- Доброй, - отозвался он, тщательно выговаривая слово. Похоже, он произнёс его впервые за долгие годы. Я мысленно хмыкнула.

- Мне казалось, что вампиры не склонны беседовать с потенциальной закуской.

Вампир улыбнулся, но губы продолжал плотно смыкать.

- Вы себя недооцениваете, - медленно, чуть растягивая слова, отозвался гость, после чего резко перешёл на деловой тон, - Мастер города полагает, что здесь был убит его вампир. Я прислан разобраться.

Я стояла ровно и понимала, что моего ответа не требуется. Пришелец уловил, как слегка изменился мой пульс при словах об убийстве, как я чуть сжала губы, как хотела стиснуть пальцы и остановила движение. Врать бессмысленно.

- Здесь был убит вампир. Он проник в мой сон, выманивал наружу и сказал, что намерен выпить мою кровь до последней капли. Я в своём праве.

- Не мне судить о праве. Я второй в Хельбурге после Мастера.

Я молчала и смотрела на вампира. Я бы предпочла отвернуться, поскольку смотреть на говорящее мёртвое тело среди ночи не слишком приятно, но я не рискну отвести глаза от опасности.

- Хозяйка кладбища – это не профессия, а образное выражение, - произнёс он с непонятной мне интонацией.

- Это вопрос или утверждение?

- И то и другое понемногу.

- У меня есть некоторые способности, я чувствую могилы. Поскольку мои способности, как я узнавала, уникальны, я могу выбрать любое самоназвание.

Глаза вампира блеснули, и он резко повернул голову вправо до упора, потом влево, и снова замер, глядя прямо на меня. От этих неживых движений мне захотелось обнять себя за плечи, но я продолжала стоять прямо – ножи должны быть под рукой и скрыты шарфом.

- Вы некромант.

Настала моя очередь покачать головой.

- Некроманты – это легенда, у меня нет власти над мёртвыми, только ощущение.

- Ты станешь настоящим некромантом. Я тебя им сделаю.

Я вытаращилась. Ничего не могла с собой поделать. Я не могла придумать ни одной причины, чтобы вампир желал дать мне силу. Мимоходом отметила, что он перешёл на «ты».

- В качестве аванса и доказательства я готов дать тебе рецепт прямо сейчас.

- Зачем? – я не хотела силу, я хотела знать, чем мне за неё придётся заплатить. Да и вообще я не хотела силу. Отчасти это правда.

- Я хочу быть первым.

- Не понимаю….

На лице кровососа включилась снисходительная усмешка, подержалась пару секунд и погасла.

- Чтобы ты обрела силу, ты должна её скопить и подержать в себе. Ты уедешь с кладбища. Не будешь использовать своё чувство мёртвых. Сначала возникнет внутреннее напряжение, потом заболит голова.

Что-то мне это напоминает. Я нахмурилась и привалилась к косяку. Я отчаянно не хотела, чтобы вампир заподозрил, о чём я вспоминаю.

- Я помогу тебе терпеть. Больше месяца ты не продержишься в любом случае, но даже за две недели такого пресыщения ты обретёшь невероятную силу.

- А дольше? – я не могла не спросить.

Он рассмеялся резким хохотом.

- У тебя будет дикая головная боль, ты не выдержишь. Но, да, зависимость прямо пропорциональна. Наши легенды рассказывают, что самые могущественные некроманты прошлого выдерживали три месяца. Но я не думаю, что это правда.

Клыкастик, я выдержала полгода, но я тебе об этом ни за какие коврижки не скажу. Что же я с собой сделала?

- Как ты поможешь мне терпеть?

- Я поддержу тебя ментально через метки.

- Метки? – это слово мне не понравилось.

- Некромант – это редкость и ценность. Ты будешь моим человеком-слугой.

Деловой тип, теперь понятно, с чего такая щедрость.

- Мне казалось, встретив некроманта, любой вампир обязан его убить.

- Да.

- Ты нарушаешь приказ?

- Нет.

Я ничего не стала уточнять, сам расскажет.

- Человек-слуга неприкосновенен для других вампиров. Этот закон выше. И ни один закон не может заставить меня убить своего слугу. Ты получишь гарантированную защиту своей жизни.

- А если я не согласна стать слугой?

Он улыбнулся и в этот раз показал клыки.

- Я не предлагаю. Я утверждаю.

- Ты поклялся, что ничего не сделаешь мне этой ночью.

- Я сдержу свою клятву. Но я приду завтра. Надеюсь, мне не придётся тебя заставлять.

С этими словами вампир ушёл вверх, словно взлетел. Это не было полётом в чистом виде, но очень напоминало. Правильное слово – левитация. Я захлопнула дверь и с чувством выругалась. Как летают вампиры, я видела до сегодняшней ночи один раз в жизни, предпочла бы не видеть никогда, но кто меня спрашивает. Я глубоко вздохнула и выдохнула. До восхода мне ничего не грозит.

Новый день встретил меня конвертом, приклеенным скотчем к окну кухни с внешней стороны. Я заварила кофе, и на некоторое время мир перестал для меня существовать. Мне было слишком хорошо, чтобы думать внятно, да и близость могил действовала. Я машинально выпустила свою силу проверить конверт на наличие магических сюрпризов. Колдовать я не умела, но могла ощутить чужую волшбу. Конверт был чист, и я его вскрыла. Внутри обнаружился плотный лист бумаги, письмо. Ко мне обращался обладатель понятного почерка, буквы были почти квадратными и украшались всякими закорючками, петельками и хвостиками.

Тип, пожелавший остаться неизвестным, называл меня милостивой госпожой и бесконечно сочувствовал, что второй вампир города проявил ко мне интерес. Мне предлагалась помощь, разумеется, не совсем безвозмездно. Автор письма предлагал прийти на встречу с ним, которая состоится после заката в Родниковой башне. Он обещал ждать с нетерпением.

Я ещё раз перечитала послание и отложила бумагу. Похоже, Хельбург то ещё болото, а я увязла и быстро погружаюсь. Я подошла к плите. Пожалуй, начну с того, что сварю себе ещё кофе.