Восход приближался, вампир снова занервничал.

- Что опять?

- Мастер, я не засыпаю.

То есть он решил, что просто не чувствует приближающуюся потерю сознания? Ладно.

- Сегодня ты заснуть не сможешь, - уверенно произнесла я, будто так и надо.

- Мастер? – вампира захлестнул ужаса. Чего это он?

- В чём дело?

Вампир открыл рот, чтобы ответить, но ничего сказать не смог. Сам не знает? Страх нарастал. Я мысленно выругалась, пересела к нему. Думаю, правильные слова я знаю. Я взяла его за руку, кожа у вампира оказалась прохладной, ещё хранила тепло моей крови, но оно уже почти истаяло.

- Ты теперь мой, и я не дам тебе погибнуть.

Подействовало. Причём не только на него. Вампир стал заметно спокойнее, а вот я уловила отклик своей силы в его теле, и мне захотелось, чтобы ощущение стало полнее и ярче. Я потянула руку вампира на себя. Он моментально поддался, согнулся и уткнулся носом в мои колени.

- Мастер, - прошептал он, - умоляю, не заставляйте на него смотреть.

- На кого? – не поняла я.

- На… солнце, - выдохнул вамп.

- Не буду, - пообещала я, проводя от ладони вверх по его руке к плечу, прикрытому футболкой. Я запустила пальцы в его волосы. Меня отрезвило чувство страха, вновь пришедшее от вампира. И с секундным опозданием пришло знание, что кромка солнца показалась над горизонтом.

- Ты меня слышишь? – я вновь своей рукой накрыла руку вампира.

- Да, мастер.

- Я сейчас закрою тебя пледом, и ты будешь в безопасности, ты меня понял?

Я не успела. Луч солнца проник в салон машины и позолотил наши руки. Вампир никак не реагировал – не видел.

- Оно встало, мастер.

- Встало. Оно не причинит тебе вреда, потому что ты мой.

Вампир затих, чуть приподнял голову. Увидел солнце на наших руках и дёрнулся всем телом.

- Всё хорошо. Это просто свет.

- Да, мой мастер.

Вампир  пару минут смотрел, осознавал, кивнул и спохватился:

- Простите, мой мастер.

- Сядь нормально.

Получается, мы можем ехать. Здорово. Я доберусь до кофе.

Вампир был спокоен. В том плане, что мысль о солнце больше панику у него не вызывала, зато повеяло страхом, связанным со мной. Вполне его понимаю, достаточно вспомнить Ларису, подружку предшественника Стаса.

Я открыла дверцу зеленушки и вышла. Успела сделать два шага, как вампир вдруг закричал:

- Мастер, умоляю, мастер! Больно!

И одновременно пришло эхо моей же силы: её не хватало, чтобы удержать тело от обугливания. Я рванула обратно на заднее сидение и обняла кровососа. Секунда, и всё прошло, сгорать он больше не собирался. Ох.

Я поглаживала своё приобретение по спине, успокаивала. И неожиданно получала от процесса огромное удовольствие. Не замечала за собой раньше. Хотя…. Удовольствие я получала от ощущения откликающейся на прикосновения моей же собственной силы, про вампира я практически забывала, был лишь мой холод и… моя власть.

Вампир снова был тих, но теперь смотрел на меня настороженно, будто ждал, что я снова уберу руку, и ему придётся умолять о защите или сгореть заживо. Я только сейчас его по-настоящему рассмотрела. Невероятно бледный, как и всё клыкастое племя. Лицо молодое, думаю, на момент смерти ему не было ещё тридцати. Волосы вылинявшие, седые. Глаза красивые, карие. Тонкие черты лица, скулы чётко очерчены, нос с лёгкой горбинкой. На мой вкус красавец.

Отвернулась к окну. Свет солнца заливал салон, а я не могла вернуться за руль. Можно, конечно, замотать вампира с ног до головы в плед и оставить трястись от страха на заднем сидении. В том, что без моей прямой поддержки он будет бояться, я не сомневалась. Этот вариант я отвергла. Не правильно так поступать с существом, попавшим в твою безграничную власть.

Вампир уловил, что я сомневаюсь, что делать дальше, глаза его расширились, и он, почти не разжимая губ, шепнул:

- Мастер, прошу.

- Тебе нечего бояться рядом со мной, - сказала я понятную для него вещь, и в подтверждение притянула его чуть ближе.

Но ехать нужно. Что же, попробую. Я села прямее и чуть отстранилась, руку положила на его предплечье. Ничего не происходило: такого небольшого контакта оказалось достаточно. Значит, поведу одной рукой.

- Вместе выходим из машины, - скомандовала я, - Вместе, не бойся.

- Да, мой мастер, - какой, однако, послушный. Внутренне чутьё подсказывало, что для вампира это не слишком типичное поведение, но сейчас я заморачиваться не буду, хотя сам собой напрашивается вопрос, за что такого покорного наказали. Что на камне моего клыкастика растянул его мастер, я не сомневалась ни капли.

Из машины мы вышли, я захлопнула дверцу и поняла, что совершенно не продумала, как будем садиться: выпускать вампира из рук хоть на секунду я не собиралась. Я приостановилась, прикидывая, что лучше. Можно сесть со стороны пассажира, и мне придётся перелезать на водительское место, либо клыкастик сядет за руль и переберётся на соседнее сидение. Последний вариант мне понравился больше всего. Я оглянулась на кровососа.

- Мастер, - тихо позвал он, проводя рукой по своей щеке.

- Жжёт? – испугалась я.

- Нет. Греет.

Он вдруг шагнул к солнцу, подставляя дневному светилу лицо руки. Осёкся, поняв, что не спросил разрешение. Перепугано обернулся, кажется, собирался упасть на колени.

- Можно, - улыбнулась я.

- Спасибо, мастер, - ответил он, и, недоверчиво косясь на меня, снова обернулся к солнцу. Я обняла его со спины и цинично подумала, что за такой подарок вампир будет мне бесконечно благодарен, поэтому не буду мешать, полчаса потрачу.

Солнце поднималось выше. Из огромного малинового шара постепенно превращалось в слепящую белую точку, на которую без боли в глазах не взглянуть. Вампир начал болезненно щуриться, но не отворачивался.

- На сегодня достаточно, идём, - позвала я его.

- Да, мой мастер, - в ответе сквозило лёгкое сожаление.

- Садись, - я распахнула дверцу машины, - и перебирайся на следующее сидение.

Требуемое вампир выполнил легко, без малейшего напряжения. А я думала о вождении одной рукой, левой. Пожалуй, не пойдёт.

- Обними меня за плечи, - распорядилась я, и, почувствовав его руку, повернула ключ зажигания.

Что же, радует, что самой не нужно его держать, достаточно просто телесного контакта. Сначала не быстро, чтобы иметь возможность остановиться в любой момент, а потом и на хорошей скорости я тронулась в сторону ближайшего города. Учитывая клыкастые обстоятельства, мне нужно не просто кофе, мне нужно автокафе, где кофе дадут прямо в салон.

Вампир спокойно сидел, не мешал, так что я перестала обращать на него внимание, а, когда въехала в город и вовсе думать могла только о кофе. «Эликсир жизни» был добыт, я припарковалась на одной из улочек и блаженно приложилась к стакану. И чуть не пролила из-за тренькнувшего мобильника.

- Да? – с раздражением ответила я, и тут же пришлось брать себя в руки, потому как вампир уловил моё недоброе настроение и ощутимо напрягся.

- Это Алик. Как у тебя дела?

- Еду домой.

- Всё ещё?

Если бы не ночные приключения, я бы уже добралась до дома, но делиться столь сомнительными достижениями, как убийство с помощью некромантии и приобретение кровососа – увольте.

- Конкретно сейчас я не еду, Алик. Я кофе пью.

- Ты, надеюсь, близко к Хельбургу?

- Не совсем. Всю ночь как сумасшедшая я не гнала. Уехала на достаточное расстояние.

- Хорошо. Потому что он фанатик, - пояснений не требовалось.

- Вот допью и поеду.

- Рад, что ты в порядке, - неожиданно сказал Алик, - тут странные события были. Мне пора. Пока, - и Алик отключился, не дожидаясь моего ответа.

Славно. Я покосилась на своё приобретение.

- Как тебя зовут? – наконец, я решила выяснить то, что принято узнавать в начале знакомства.

- Как будет угодно моему мастеру, - с лёгким беспокойством ответил он.

- Разве? Я всегда считала, что у вампира сохраняется имя, которое он носил при жизни.

- Обычно так и есть, - согласился кровосос, и беспокойство его усилилось. Он замолк.

- Продолжай.

- Да, мастер. Иногда новообращённому дают новое имя, если кто-то из старших вампиров так хочет. Например, лет триста назад в Кайуне стал мастером города вампир, переименовавший всех своих бойцов в Алексинов.

- Переделка Алесандра?

- Да. Тому мастеру хотелось, чтобы у всех его воинов было одно имя.

Я кивнула. Судя по тому, что отвечать на мой изначальный вопрос вампир не очень стремился, то можно предположить, что имя ему дали, и оно ему категорически не нравится. Проверим?

- Тебе имя тоже дали новое, когда обратили?

- Да.

- Кто дал?

- Мастер города и мой создатель.

- Ты хочешь другое имя?

Я была уверена, что он скажет «да». Я почувствовала его радостный порыв, резко сменившийся испугом:

- Как будет угодно моему мастеру.

Не уверена, что задаю правильный вопрос, но мне даже просто интересно, без дальнейшего практического применения:

- Как тебя звали до обращения?

Вампир опустил голову, страх усилился:

- Простите меня мастер, я не помню. Мой создатель запрещал мне помнить, я забыл…, давно забыл.

- Ясно, не имеет значение. Я сама дам тебе имя.

Вампир вновь обрадовался.

- Буду звать тебя Северьян.

- Да, мой мастер.

Кажется, ему понравилось. Вот и славно. Кофе кончился, пора ехать. Я чуть косилась на вампира, теперь уже не безымянного, и пыталась разобраться. Возраст я определила как пятьсот лет с хвостом. Если точно, то ощущалось на уровне пятисот шестидесяти трёх. Вампир старый и слабый. К уровню мастера даже не приблизился, и не приблизится уже никогда, потому что сила растёт только первые пару столетий. Потом развитие полностью прекращается. То есть он обречён вечность пробыть мальчиком на побегушках.

Меня смущала слабая реакция вампира на происходящее вокруг. Сильные эмоции он испытывал только, когда смотрел на солнце. Это мне понятно. И совсем не понятно, почему он словно не замечает тот факт, что я – человек. Предположительно могу объяснить это воздействием своей силы. Но почему он так спокоен относительно машины? Не думаю, что он дружен с прогрессом. Спросить?

- Северьян.

- Да, мой мастер?

- Ты хорошо понял, кто я?

- Мой мастер, - спокойно ответил он.

- Да, но я о другом. Я не вампир, а….

- Некромант, - так же ровно произнёс Северьян, надо привыкать звать его по имени. А вообще, забавно он ответил. Я полагала, что существуют вампиры, оборотни, люди. Он выделил меня в отдельную категорию. Раньше бы я обиделась, а сейчас не уверена, что у меня есть повод. Как говорят, на правду не обижаются. Я вздохнула и продолжила допрос:

- Тебя это не смущает?

- Мастер, ты видела, что со мной делал мой создатель….

Фраза оборвалась, и я поняла, что он сказал не всё.

- Говори, - приказала я. Я понимаю, что заставляю его вернуться мыслями в кошмар, но права на доброту и сюсюканье у меня попросту нет, потому что, если я не разберусь со своим приобретением, то поплачусь шкурой.

На уровне интуиции и шестого чувства я чётко поняла, что говорить вампир не хочет, но почему-то не может противиться приказу, но об этом я позже подумаю.

- Прости мне, мой мастер, но у тебя нет опыта палача, как у моего создателя. Даже если я опишу тебе самые страшные его пытки, ты их, так как он, повторить не сможешь.

Лучше бы не спрашивала, честное слово.

- Ясно, - процедила я и замолчала.

Дорога стелилась под колёса. Наверное, зря я зеленушку развалюхой зову, не новая, но вполне приличная машина, ездит, не подводит. Я переваривала информацию около получаса, и снова пристала к Северьяну с вопросами:

- Не первый раз на машине едешь?

- Первый, мастер.

Я даже корпусом к нему развернулась. Тут же спохватилась и вернула внимание дороге.

- Ты не похож на…, - чуть не ляпнула «человека», на человека вамп явно не тянет, - того, кто в машине впервые.

- Сидения обычные, - заметил он. Но всё-таки чуть занервничал и придвинулся на пару миллиметров ближе. Странная реакция. Хотя нет, не странная. Чтобы его создатель с ним не делал, он оставался единственной причиной существования Северьяна. Теперь источником существования являюсь я.

Стоит разорвать телесный контакт, и он сгорит на солнце. Мастер для слабого вампира – это всё, как бы вамп к хозяину ни относился, инстинкт заставляет искать защиту именно у мастера.

Приеду – будет лисам сюрприз. Кстати! Я достала мобильник и набрала номер Алана.

- Фокси? – ответ не заставил себя ждать.

- Соскучился? Можешь не говорить. Я звоню сообщить, что сегодня возвращаюсь.

- Дирк будет счастлив.

- Надеюсь, ты его не обижал? – тотчас уточнила я.

- Я помню твой запрет, Фокси. Да и не давал Дирк повода.

- Хорошо. Скоро буду. До встречи.

Я сбросила вызов. Последний рывок, и я дома. Как же я соскучилась по своему кладбищу. Оставался последний штрих перед финишной прямой: продумать дорогу. Ехать через Хельбург я точно не собиралась. Буду делать крюк. Чем позже о Северьяне узнают, тем лучше. Интересно, насколько Стас силён, как быстро почует нового вампа?

Я вдавила газ, зеленушка набрала скорость. Выехав из города, я ещё прибавила. Поймала себя на том, что улыбаюсь. До Хельбурга оставалось всего ничего. Какие-то тридцать-сорок минут, и я подъезжаю. Вот оно кладбище, вот он мой особнячок.