Вот уж нет. Если я смогла снять липучую дрянь с продавщицы, смогу и с себя. Где там мой холод, я выплеснула свою силу вокруг себя, отталкивая от всё чужеродное. Первые мгновения словно ничего не получалось. Слизь растекалась по телу, заползала под одежду, а потом её разом не стало.

- Как?! – послышался возглас, а я вскочила на ноги, стряхнула с себя белую крупицу, в которую обратилась слизь и бросила свою силу в противника. Убить. Церемониться и ждать повторного удара в спину я не собираюсь.

Из живых рядом со мной осталась только продавщица, по-прежнему без сознания. Я наклонилась к ней, пощупала пульс. Слабый. Вздохнула, отошла к зеленушке, распахнула заднюю дверь и вернулась к женщине. С трудом представляю, как её в машину затаскивать.

Подцепила женщину под руки, закинула к себе на плечо и, пошатываясь, поволокла. Всего-то пара шагов. Я опустилась на колени и сгрузила её в салон на заднее сидение, затем обошла зеленушку, открыла дверцу с противоположной стороны. Встав коленями на сидение, я подхватила женщину подмышки и потянула на себя.

- Эй, приди уже в себя и помоги мне, - я попробовала похлопать её по щеке. Ничего.

Захлопнула дверцу, снова обежала зеленушку, закинула в салон её ноги, захлопнула вторую дверь и села за руль. Обратно в город. Я вдавила педаль. В машине что-то протестующее заскрежетало, но зеленушка тронулась и до города я доехала на весьма приличной скорости.

До больницы добиралась ещё минут двадцать. Нет, можно бы и скорую вызвать, но что-то мне подсказывает, что я довезу быстрее, чем за женщиной приедут, поэтому и повезла сама. А вот в больницу на своём горбу не потащу. Я бегом рванула к дежурной в аккуратном белом халате.

- Помогите! Там женщина без сознания! У меня в машине.

Дежурная, приятная зеленоглазая пышечка, отрывисто кивнула, и буквально через минуту я сдавала пострадавшую медикам. Коротко объяснила, что увидела, как она теряет сознание, женщина была как раз у обочины. Кстати, соответствует действительности. И пока никто не хватился, тихо улизнула.

Ехать решила другой дорогой. Пусть лучше крюк, чем проезжать мимо трупа. В итоге получалось, что я еду в том направлении, откуда недавно приходило эхо чужой боли. Хоть бы не найти себе новых приключений на пятую точку.

Машина плавно шла по пустой ночной дороге. Опять у меня режим не как у нормальных людей, опять днём буду отсыпаться. Я, мысленно махнув на всё рукой, расслабилась. Холод тут же попытался выйти из-под контроля. Сначала хотела скрутить его в тугую спираль внутри, а потом подумала, что, выпуская свои ледяные щупальца, я почти не рискую, зато буду знать, что вокруг. Уж больно не нравится мне доносившееся отсюда эхо.

Контроль я ослабила, и тотчас стало легко, приятно. Ещё бы кофе…. Скоро я буду дома, с Дирком, с Аланом, совершенно не согласным, что я Фокси и желающим с должности меня снять… убив в ритуальном поединке. Не хочу сейчас об этом думать. Я отдалась ощущению скорости и чувству пространства вокруг. Моя сила охватила круг, наверное, в сотню метров радиусом. Как ни странно, приятно.

Ощущение чужой боли ошеломило. Я даже резко затормозила и припарковалась, чуть не съехав в кювет. Чувство было необычайно ярким. Во-первых, боль была острой, всепоглощающей, во-вторых, она была замешана на отчаянии. И даже не знаю, что из этого причиняло существу большую муку. В-третьих, кошмар этот происходил с кем-то бывшим совсем рядом.

Я медленно поехала вперёд. Я просто не могу не выяснить, что там происходит. Силу свернула обратно, незачем давать себя почувствовать заранее. Этот кто-то вряд ли меня заметил, ему не до меня, а вот других точно не стоит оповещать о своём прибытии.

Подъехала ближе, машину поставила под деревом. Выдохнула. Да, уж. Ночь насмарку. Распахнув дверцу, я решительно шагнула в темноту. Этот кто-то совсем недалеко, сотня шагов, может быть две. Я отчётливо ощутила, что ночь на исходе, и начинается рассвет. Существо впереди тоже чувствовало приближение света, и боялось. Я остановилась. Бояться солнца из мертвецов может вампир. А зачем мне лезть в дела местных кровососов? Меня окатило очередной волной боли. Даже если там вампир, я должна разобраться, в чём дело.

Глаза привыкли к темноте, на ночное зрение я не жалуюсь, так что видела я всё отчётливо, только цветов не различала, так намёки. Я неспешно продвигалась вперёд. Вампир, я всё больше уверялась, что это именно кровосос, меня почувствовал. Я напряглась, готовясь к его реакции, какой бы она ни была. Реакции не последовало. Я была ему безразлична, вампира занимали только отчаяние и боль.

Расстояния между нами не осталось. Я вышла из-за дерева, споткнулась и замерла. Теперь, когда я его увидела, то никак не могла назвать его словом «вампир», хоть он им и являлся. Кажется, ужас мы поделили на двоих.

Вампир был прикован к гигантскому плоскому камню, точнее растянут на нём. Одежды не было. Кожи, впрочем, тоже. Сплошное обгорелое мясо. Полоска ткани только на глазах, единственной части тела, которую не тронули. А вот рот – беззубый провал. Клыки были кучкой сложены у вампира на груди.

Я смотрела, не решаясь сделать шага и не зная, что следует предпринять. Солнце дарует ему последнее облегчение, сожжёт дотла, не останется даже были. Я заметила, как темнота дрогнула, стала чуть светлее. Солнце поднимется уже скоро. Он тоже почувствовал, хоть видеть и не мог. Я ощутила его отчаяние с новой силой. Он не хотел умирать.

Пришлось себя одёрнуть. Он уже мертвец. Какая жизнь? Только окровавленный кусок мяса на камне был со мной не согласен. Я всё ещё ничего не могла придумать. Хотела оставить, как есть, и не могла. В сознание закралась подленькая мыслишка, что его сородичи недалеко и могут в последний момент его забрать, чтобы мучить снова.

Кажется, я сделала небольшой шаг в его направлении. И резко замерла. Все эти мысли – лишь оправдание тому, что хочет моя сила, и… тому, что хочу я. А в глубине души я хочу присвоить его себе. Не знаю, конкретно он мне нужен, или просто хотелось вампира. Я же некромант. Ещё один шаг вперёд. Он мой. Нет, я не должна, начала я уговаривать саму себя. Как сделала следующие шаги вперёд, не помню. Осознала, что сдёргиваю с его глаз повязку.

Боль и отчаяние никуда не делись, но теперь на их фоне расцвёл ужас. Он вытаращился на меня, глухо застонал, чуть дёрнулся. И я впала в странное состояние. Себя я полностью контролировала, делала всё с полным осознанием и пониманием, а цель была не моя, чужая.

Я коснулась его груди, вызвав новую боль, и собрала горстку клыков, ссыпала в карман. Наклонилась к цепям. Ну и замочек, такой даже я довольно легко открою. Управилась за десять минут.

- Вставай, - куда вставай? Что я несу? Разве он может?

Оказалось, может. Он зашевелился, чуть приподнялся, соскользнул на землю и уткнулся передо мной лбом в траву.

- Отныне твоим Мастером буду я, - спокойно произнесла я. По телу вампира пробежала дрожь. Я присела перед ним на корточки и протянула левую руку. Приказала:

- Пей!

Он с явным усилием оторвал голову от земли, поднял ко мне лицо, искажённое непонятной гримасой. Рот открыл чуть шире. Кусать нечем. Я достала нож и полоснула себя по запястью, приложила руку к его губам.

Недоверие, осторожность и жадность потом. Но я чувствовала, что вампир вполне себя контролирует, старается быть максимально аккуратным, принимает, что я даю, и… боится меня разозлить.

Я только сейчас поняла, что нескольких жалких глотков крови, которые я готова ему пожертвовать, не достаточно. Однако сомнение толком не успело оформиться, когда пришло осознание, что через кровь я могу поделиться силой. Даже не так, не поделиться.

Повинуясь моей воле, с кровью в вампира хлынул холод, и я ощущала, что могу «отремонтировать» тело вампа точно так же, как восстанавливала разложившуюся зомби. Волна крупной дрожи, булькающий глухой стон, и бешеная регенерация. Кожа наросла последней. Меня чуть оцарапали новенькие клыки, хотя вампир старался меня ими не зацепить. Укусить ему и в голову не приходило, мне нравилось.

- Достаточно, - жёстко сказала я, и вампир тотчас отстранился, поднял на меня глаза… полные обожания. Мне стало не по себе. Только дело надо закончить.

- Я дала тебе кровь, я дала тебе силу. Отныне твой мастер я, - и в подтверждение неизбежный поцелуй в губы. Даже не поцелуй, прижаться своими губами к его и отстраниться, закончив действо.

- Да, мой мастер, - тихий шепот, - благодарю, мастер. Я счастлив исполнить любой приказ мастера.

- Вставай и иди за мной.

- Да, мой мастер, - вампир мгновенно оказался на ногах.

Я отвернулась и пошла к машине, силясь сообразить, что я наделала.

От вампира не доносилось ни единого шороха, но я ощущала его присутствие. Надо заставить себя начать думать головой. Мне бы кофе. Так, думать. Что я должна в первую очередь? Сейчас моими стараниями вампир сыт. Надо заклеить пластырем руку, но это потом. Солнце поднимается, значит, вампир скоро «заснёт», по мне так, примет свою истинную форму мертвеца, трупа, каким ему и положено быть. Снова я не о том.

Ему нужно место, где он ляжет и скроется от солнца. Я прикусила губу. Кроме машины, у меня ничего нет. Сомневаюсь, что за оставшееся время найду хоть какую-то альтернативу. Я остановилась около зеленушки и оглянулась на своё приобретение. Я всё ещё искала наилучшее решение. Вампир, поняв, что мы пришли, опустился на колени и склонил голову. Мысли, что неплохо бы уложить его в надёжный багажник, были отброшены к чёрту. Засовывать его в металлическую коробку после всего, что он прошёл, как минимум неправильно. Но и на переднем сидении, рядом со мной, ему делать нечего. Я заднюю дверцу.

- Садись.

Повиновался он моментально.

- Да, мой мастер, - ответил уже из салона.

Я прошла к багажнику в поисках того, что мне может понадобиться. Для начала – плед. Вампира надо спрятать от солнца. О том, что ещё придётся сидеть и его караулить, чтоб случайно луч не попал, думать совсем не хотелось.

Что же я натворила-то?!

Вампиру, смотревшему на меня с немым обожанием, я протянула запасные мужские вещи. Их я стала держать в багажнике, когда поняла, что от оборотней мне не отделаться.

- Оденься.

Сама обошла машину и устроилась на водительском сидении. Чем быстрее я уеду отсюда, тем лучше. Я вдавила педаль газа и рванула вперёд, домой, в Хельбург. На свою находку я поглядывала в зеркало заднего вида. Оделся, как я приказала, и замер в мёртвой неподвижности.

Я старалась предугадать последствия своих действий. Кровососа надо поить, и ему требуется отнюдь не кофе, хотя, если откровенно, кофе мне жальче. Впрочем, в хозяйстве у меня два оборотня, как-нибудь нацедят на прокорм вампиру, да и я поделюсь. Не так уж много кровососам требуется.

А дальше хуже. Во-первых, мне предстоит разбираться с его бывшим мастером. Хотя не факт. Возможно, меня не почуяли. В пользу такого предположения говорят и мои ощущения, и то обстоятельство, что никто не явился узнать, чем таким интересным я занималась с чужим подчинённым. Надо бы, кстати, узнать, за что его так.

Во-вторых, Стас моё приобретение почувствует. И придёт с вопросом, на который у меня ответа нет. Может, не заморачиваться, а провернуть тот же финт со Стасом? Подумаешь, будет в подчинении на одного клыкастика больше. Увы, не на одного. Стать фактической хозяйкой всего кровососущего населения Хельбурга меня как-то не хочется. Оставим как запасной вариант.

Я почувствовала, как мой вампир начинает нервничать. Обернулась: сидит, всё так же неподвижен. Но вот знаю, что он нервозен и всё. Забыла ещё один пункт в перечень ближайших дел – выяснить, как зовут приобретение.

До восхода меньше получаса. Доехать никуда, как я и предполагала, не успеваю. Припарковалась у обочины и развернулась и спокойно спросила.

- В чём дело?

- Мастер, - вамп, кажется, собирался встать на колени. Я остановила его жестом:

- Сиди. И ответь на вопрос.

- Мой мастер, солнце скоро встанет. Я к этому времени всегда уже отходил на дневной отдых, а сейчас я даже не чувствую, что засну.

- Всегда? – уточнила я.

- Да, мой мастер.

Нервозность ушла, сменившись ожиданием ответа. Меня потрясло, что у него  не было во мне ни капли сомнения. Лично у меня неуверенности плескался целый океан, потому как я совершенно не представляла, почему вампир не отключается. Впрочем, кое-что я сказать могла, совершенно точно:

- Из-за меня, - а вот почему конкретно: кровь некроманта или установленная мной связь, или ещё что, я не знала. Ответ клыкастого устроил.

Стоп, получается, вампир останется бодрствовать днём. Я могу завернуть в покрывальце труп, а как быть с существом, находящимся в сознании? И то, что вамп не уснёт, совсем не означает, что он не сгорит на солнце.