Я села за руль, Стас забрался в зеленушку следом и сел справа от меня. В раздолбанной доисторической машине он смотрелся неуместно и чуждо. Я тронулась и повела зеленушку в сторону города.

- Это не тайна. Дом – больше, чем здание, в мистическом смысле это убежище, как нора у зверя или как пещера у первобытного человека. Сейчас дома не наделяют сакральным значением, но выработанная миллионами лет эволюции способность живых существ выделять энергию, призванную укрепить нору, есть даже у людей двадцать первого века. Она не зависит от их желания.

- И хорошо защищает? – я слышала о подобном впервые.

- Нет, но жизнь противоположна вампирам, нам не преодолеть черту.

- Радует.

Стас рассмеялся. А потом смех словно выключился.

- Оборотни – это жизнь, - сказал он, - Если они с тобой жить под одной крышей не будут, то со временем твоя некромантия уничтожит защиту от нас.

- Зачем ты меня предупреждаешь?

Стас вновь рассмеялся.

- Расскажи мне про твоего оборотня, - сказал он.

Но я сейчас думала не о Дирке.

- Стас. А новостройки?

- Правильно мыслишь. Людям нужно прожить в новом здании где-то год, чтобы сформировалась защита. До этого я могу спокойно зайти в их квартиру, и ничто мне не сможет помешать. Тина, расскажи мне о твоём госте.

- Тебя не сбить с темы?

Стас только молча смотрел, а я задумалась, сколько ему рассказать. О Дирке он узнает и без меня. Лучше самой дозировано выдать информацию.

- Когда я возвращалась из своей поездки, недалеко от шоссе услышала странные звуки. Вышла посмотреть – Дирк был ранен серебряной пулей. Я его забрала. Поскольку он остался один, деть его некуда. Он признал меня своим доминантом. Он мой.

На лице Стаса появилось выражение интереса. Не знаю, было оно искренним или актёрской игрой. Я не настолько разбираюсь в вампирах, чтобы читать их мимику. Мой потолок – иногда понимать, улавливать, их эмоции, но со зрением или слухом данное умение не связано.

- Ты понимаешь, что означает последняя фраза?

- Что я его защита. Если Дирка тронут, я обязуюсь отомстить. А вообще – должна не позволить его тронуть.

- Тебе повезло, что он не очень ценная добыча.

На это я ничего не ответила.

- Если он твой, то должен тебя сопровождать, - продолжил Стас.

- С какого?

- Хочешь или нет, о нём скоро узнают, и не я тому буду виной. Твой зверь – твоя свита. Таково правило. В противном случае, тебе не поверят и полезут к нему. Лучше заранее отсечь любителей лёгкой наживы. Но решать тебе.

- Я подумаю.

- Сообщи мне завтра на закате.

Я кивнула.

- Насколько фильтрованную версию ты мне рассказала?

Я хмыкнула и не ответила. Остаток дороги мы ехали в тишине. Город уже спал. Местами желтели окна. Справа мелькнула целующаяся парочка. Я ехала на предельно допустимой в населённом пункте скоростью, желая скорее закончить с неприятным визитом, вернуться домой, успокоить подопечного. На фоне почти чёрного неба руины башни казались серым изломанным миражом. Я ударила по тормозам и припарковалась рядом с будкой кассы. Надеюсь, зеленушка от столь неласкового обхождения колёса не откинет.

Я вышла из машины.

- Тина, - Стас легко меня нагнал, - ты можешь вломиться на приём в твою честь как таран, но подданные этого не оценят.

Я резко остановилась и уставилась на него с плохо скрываемой злостью, чем весьма повеселила вампира.

- Давай согласимся, что официальное мероприятие требует официального подхода?

- И?

- Слуга следует за господином. Рассказывать про символику дистанций я сейчас тебе не буду. Равные идут вместе. Поскольку ты леди, хоть и джинсовая, ты должна появиться со мной под руку и следить, чтобы мы шли в линию. Я подстроюсь под твой темп, но будь любезна не усложняй мне задачу.

Стас предложил мне локоть, я посмотрела на него с сомнением.

- Можешь отказаться, - ухмыльнулся Стас, - но войти мы всё равно должны вместе. Твой отказ быть моей дамой лишит меня возможности лёгкого покровительства в твой адрес на правах кавалера. Тебя такое покровительство ни к чему не обязывает, и уверяю, оно того не стоит.

- Чёрт с тобой, - повторила я второй раз за вечер и приняла предложенную руку.

Стас вновь засмеялся. Вот во что я влезаю, а?

Двери при нашем приближении распахнулись. Я чуть притормозила. Стас легко уловил смену темпа, и я поймала его насмешливый полувопросительный взгляд. Сделала глубокий вдох и шагнула за порог. Прошлый приход в Родниковую башню принёс мне массу неприятностей. Думаю, что скоро это станет традицией.

Двери нам распахнули два молоденьких вампира. Я сходу определила, что со дня их смерти не прошло и десятка лет. Оба вампа были одеты в белоснежные рубашки с воротничком-стойкой, чёрные брюки с чётко обозначенными стрелками и лакированные туфли.

Мы шли вперёд через знакомый мне зал. Стас подвёл меня к очередным двустворчатым дверям, распахнувшимся при нашем приближении. И тут мы вступили на лестницу. Спуск в неизвестные катакомбы меня совершенно не порадовал, но Стас дал слово. Вампиры клятв не нарушают, хотя, может быть, я не всё о них знаю.

Я старалась запоминать дорогу и лица тех, кто был связан с Мастером Хельбурга: вампиров, оборотней, людей, служивших закуской, дневными глазами вампов и просто низшими слугами. Больше всего меня заинтересовали оборотни. Что он делают под землёй? Вожак заключил выгодный для него контракт со Стасом или оказался зверем зова нового Мастера, недостаточно сильным, чтобы не ответить на призыв?

Мы вошли в просторный широкий зал, где нас ждали пара десятков кровососов. Это приближённые. Остальных не пригласили. Среди монстров мне стало жутко неудобно, я почувствовала себя зайчихой по глупости забравшейся в самый центр волчьего логова. Но я хранила нейтральное выражение на лице и переключилась на мысленный подсчёт барашков. Люди убеждены, что считать овец – хороший способ помочь себе уснуть. Я использовала этот приём, чтобы бороться со страхом, который вампы чуют не хуже крови. Мало стоит самоуверенная физиономия, когда твой враг знает ужас, что ты прячешь за фасадом.

В дальнем конце зала – я пыталась его рассмотреть, но интерьер ускользал от меня, слишком много внимания поглощали кровососы – возвышался каменный грубо вытесанный трон, единственная отмеченная мною деталь. Я чуть покосилась на Стаса. Он собирается сесть и поставить меня рядом?

Стас перехватил мой скептичный взгляд и уголком губ обозначил усмешку. Он провёл меня к небольшому закутку в зале. Сначала я не поняла, почему у тронного зала прямоугольная форма и одновременно есть своеобразный тупичок, где лежит ковёр, стоят кресла и маленький столик. Я присмотрелась.

Место было отделено визуально с помощью цвета. Основная, парадная, часть была выполнена в невзрачных серых тонах, сочетавшихся с троном. Тупичок был преимущественно тёмно-зелёным с терракотовыми акцентами. Стас помог мне сесть в одно из кресел, сам расположился в соседнем, оставив меня по левую руку от себя. Приемлемо.

- Леди Тина дала согласие принять метки, - мягко заговорил Стас, обращаясь к своим подчинённым, - Мы разделили кровь, пили её друг от друга. Я связан с леди Тиной, как никогда ни с кем не был связан. Вам следует очень хорошо запомнить мою равную.

Стас замолк, и наступила мёртвая тишина. Даже на кладбище веселее: шуршит трава, скакнёт редкая птица. Пластиковые и тряпичные цветы перебирает ветерок. Внизу копошатся черви, и из смерти возрождается новая жизнь. Я помню, как попала на кладбище впервые. Меня потрясло буйство красок, венки цветов и вазы. У памятника сидел каменный ангелочек на шаре. Если бы не знала, что место траурное, решила, что забрела на поле холмиков вечного праздника.

В зале тишина была мёртвой. Ни звука, ни иного проявления жизни. Трупы стояли и смотрели на своего Мастера. Лица не выражали ничего. О чём думают – мне не понять. Я сидела с прямой спиной и понимала, что, пожалуй, единственный звук на весь зал, слышный каждому, кроме меня – биение моего пульса, а ещё дыхание. Жутко захотелось вскочить и убежать. Одна проблема: мастера города от подданных с воплями не удирают, равные мастерам тоже.

Стас медленно приподнял руку и легко взмахнул кистью, глядя на вампира в велюровом жилете. Тот отдал короткий, но глубокий поклон и скрылся, чтобы через мгновение вернуться. Он принёс поднос с бутылкой и двумя бокалами. Следом шёл вполне живой человек в белой майке без рукавов. Я присмотрелась. Нет, я по-прежнему оставалась единственным человеком на высоком собрании монстров. Пришелец был оборотнем. Хотела бы я знать, кто его зверь. Поднос быстро водрузили на столик. Вампир в жилете вернулся на положенное ему место, а вот оборотень остался, только на колени перед столиком опустился и подмигнул. Надо ли говорить, что мне не понравилось?

- Я хочу поднять кубок за леди Тину, - заговорил Стас. А мне стало ещё неуютнее. Вампиры не способны есть, пить могут исключительно кровь. Зачем на подносе нож?

Стас взял бутылку, откупорил и налил в бокал, который затем подал мне.

- Коллекционное, между прочим, - улыбнулся он. Я вымученно растянула губы в гримасу, долженствующую быть ответной улыбкой. Думаю, Стас не купился. Я бы тоже на такой оскал не повелась.

Тёмно-бордовая жидкость источала пряный тяжёлый аромат. Пригубить придётся, но пусть Стас не думает, что я выпью до дна. Не знаю, как на меня подействует. Скорее всего, ту же усну, как обычно от алкоголя. Я повернулась к Стасу, отворачиваясь от остальных вампов. Это неправильно, но сейчас у них нет причин нападать. Я прищурилась и скривилась. Стас понял, хмыкнул.

Стас подхватил с подноса нож. Оборотень понятливо протянул руку. Лицо его было безмятежно. Стас вцепился в предложенную конечность рядом с локтевым сгибом и потянул к себе, так, чтобы сгиб оказался чётко над вторым бокалом. Я не хотела смотреть, и не находила сил отвернуться. К тому же, я обязана видеть всё, что происходит, это вопрос выживания.

Стас нанёс медленный глубокий разрез, густая кровь потекла в стакан. Рана закрылась на глазах, словно молнию на куртке не торопясь застегнули молнию. Всё же у оборотней потрясающая регенерация. Стас улыбнулся по-настоящему, во все клыки, и повторил разрез. И ещё раз. Боги! Ему процесс не просто нравился, доставлял наслаждение. Я смотрела во все глаза.

На лице оборотня сохранялось выражение покоя. А вот Стас, перехватив мой взгляд, смутился. Наверное, я себе льщу, но иначе пробежавшую по его лицу тень чувства определить не могу. К тому же Стас перестал демонстрировать эмоции. Он ткнул ножом в рану сильнее, повернул лезвие в ране, и кровь хлынула более сильной струёй. Я заметила, как в этот момент стиснул челюсти коленопреклонный оборотень.

Бокал наполнился до краёв. Стас подхватил его и повернулся ко мне. Я мельком отметила, как оборотень опускает руку и склоняется, словно хочет стать незаметнее, припав к земле. Я его понимала.

- За вас, леди Тина! – поднял Стас бокал, - Я пью до дна!

Он присосался к бокалу и стал глотать, негромко чмокая. Я лишь пригубила коллекционное вино. Честно? Я не являюсь ни ценителем, ни любителем, так что бордовая бурда мне не понравилась категорически, тем более, что я изначально была с предубеждением.

После крови Стас словно подобрел. Он снова обратил на меня внимание и заговорил, обращаясь к так и остававшимся неподвижными вампам.

- Я счастлив, приветствовать леди Тину в этом зале. Но леди человек, и я буду не джентльменом, если позволю леди и дальше нарушать привычный ей режим ради нас. Леди Тина?

Стас вновь протянул мне руку. Я её приняла. На встрече с подданными Стаса мне не довелось и слова сказать. Забавно.

И вот мы снова проделали путь по коридору, поднялись по лестницам, прошли через холл башни. Стас проводил меня до машины. Я села и прежде, чем успела захлопнуть дверцу, услышала:

- Не забудь позвонить на закате.

Стас протянул мне визитку и отошёл на тротуар. Я сунула карточку в карман и вдавила в пол педаль газа. А Стас стоял, ждал, когда я скроюсь из виду, провожал как порядочный.